Ролевой проект по всем мультипликационным персонажам: собакам, волкам, медведям, оленям и т.д. Открыта регистрация всех животных!

•Полезные ссылки•
Правила
Сюжет
Акции
Квест №1

Into the Wild. The Dark Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Into the Wild. The Dark Reign » Flash... back or forward » BodyGuard [Ruri, Иван]


BodyGuard [Ruri, Иван]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s7.uploads.ru/t/oRwIx.gif

Участники:
Иван и Ruri
Время действия:
Недалёкое будущее. Месяц вперёд.
Место действий:
Свободная территория. Лес. Золотая поляна а потом путешествие к дому Ивана через какие-то возможные локации до Одинокая пещера
Время суток и погода:
День переходит в золотистый тёплый закат. Тепло, солнечно, зеленеет трава и расцветают цветочки.
Сюжет:
Знакомство Рури и Ивана, их первая встреча и завязка дружбы, которая, быть может, однажды, изменит ход истории...

+11

2

Солнце. Целый день ярко светило солнце, растопив последние намёки на снег и пропитав землю своим теплом. Повсюду вверх тянулась уже зелёная сочная трава, деревья распушили свои ветви толстыми почками и ветер гонял по лугам и полям пушинки, что словно светлячки летали то тут, то там, придавая особенную атмосферу опускающемуся вечеру. Да, солнце медленно, но верно опускалось к линии горизонта, окрашивая всё вокруг в более тёплые уютные цвета. Стрекотали, прячущиеся в траве кузнечики и цикады. Тепло. Да, вот теперь, стало по-настоящему тепло, впервые за эти дни. Лето на Аляске короткое, но приходит на удивление быстро, расцветая ярко и душисто. За прошедший месяц не осталось и следа от недавнего присутствия зимы. Да, воздух ещё был достаточно влажным и холодным, чтобы ясно понимать, что до лета придётся ещё подождать и помёрзнуть, и что не все грозы ещё отшумели, однако, не сравнить с холодами до этого. Если не брать в расчёт ветер и всё ещё довольно низкую температуру, то казалось, что зима ушла, весна отцвела и раскинулось пышным цветом зелёное лето. Особенно в этой части леса, где было больше хвойных деревьев. К вечеру даже ветер утих, лениво, едва-едва колыхая пушинки в траве и раскачивая пушистые ветви елей и сосен. Шумел усыпляющим ласковым шёпотом в траве и у берегов ручья.
Да, денёк был что надо и такой сочный закат был идеальным его завершением. Иван любил такую погоду и, вообще, такое время суток. На душе было спокойно и даже в какой-то степени радостно, насколько медведь вообще мог испытывать подобные эмоции. Но прогулка по лесу в такую погоду явно ложилась бальзамом на его израненную душу. Он так увлёкся тем, что просто не спеша шёл в никуда, без цели и не осматриваясь, куда его лапы завели, что сам не понял, когда и как оказался на Золотой поляне. Излюбленное место оленей в тёплую пору, да и его тоже... сколько ягод тут будет к лету - лапы оближешь! Иван неосознанно облизнулся, но, ягод не нашёл, ведь ещё рановато было для них. Однако, был рад тому, что лапы его сюда завели, местечко было чудесное. Тут свет так прелестно золотом ложился в густую молоденькую травку, что нельзя было противиться соблазну плюхнуться в неё и немного полежать. Других дел у него не было, вокруг никого, ни души, кто бы мог его застукать и испугаться, да и гулял он с самого утра. Так что не нашёл ни одного довода против того, чтобы тут и рухнуть. Чуть потоптавшись, Иван облюбовал местечко у края поляны, от которого открывался чудесный пейзаж на лес и горы. Здесь деревья будто бы специально расходились, показывая всю красоту дикой природы Аляски. И, что за магическая удача, запад находился именно с этой стороны. А это значило, что солнце спрячется за горизонт именно тут. Но пока оно ползло лениво к мутной полосе между небом и землёй, окрашивая вечерний туман в сочный апельсиновый цвет с каплями алого и золотисто жёлтого.
- Какая красотища... - на выдохе шепнул он и на морде появилась непривычная для Чёрной Смерти широкая улыбка. Он не показывал клыков, она не сочилась ядом, скорее умиротворением. Он улёгся и сложил лапы перед собой, любуясь красотами природы. Домой он не спешил, приближение ночи его не пугало, ибо... ну что сказать, страшнее его в этих лесах и горах пока ничего не водится. Так что уж ему то точно бояться некого!

+10

3

- Опять... - с этого ракурса все деревья кажутся исполинами, утыкающимися кронами в небеса. Заворачивающиеся листвой в зелёные воронки, пряча от меньших мира сего и так далёкое солнышко и его спасительный свет. С ним тепло, с ним не страшно... Но он так далеко, спрятано за деревьями, а теперь так вообще! Когда трава окрасилась в оранжевые и красные цвета, как осенью, стало ясно, что близится закат и скоро наступит тёмная страшная холодная ночь.
- Ну только не опять... - снова раздосадованно подумала Рури, задирая свой тонкий крошечный клювик вверх, разглядывая золотистые, в свете закатного солнышка, верхушки деревьев и редкие проплывающие по небу облака. Ох, нет, "опять" с такой досадой было сказано вовсе не закату. Дело в том, что крошка Рури снова... потерялась. Да, с тех пор, как она выпала из своего гнезда и ветер унёс её лёгкое тело птенчика далеко-далеко от родных скал у моря, прошло несколько дней. Она познакомилась с парочкой дружелюбных четвероногих и ей было уже не так страшно и в разы не так одиноко, как было в то время, когда она не покидала гнезда. Однако, те навещали её не часто. Конечно, у всех свои дела, всем нужно выживать, искать себе еду, кров, спать... но Рури была ребёнком и хотя для её возраста отличалась завидным терпением, всё же, не могла усидеть на месте в ожидании гостей на берегу. Поэтому она решила отправиться в сторону, откуда по её мнению, к ней и приходила Такер. И даже если она в самом начале взяла верный курс, то... среди камней, высокой травы и, вскоре, леса, у неё не было и шанса. Даже в прыжке ей было ничего не видно за травой, которая и та, по ранней то весне, была выше её! А взлететь... она могла чуть вспорхнуть, но крылья были ещё слишком маленькие и слабые для полётов. В общем, так она и оказалась тут, в такой вот неприятной ситуации... опять. Хотя можно восхититься тем, как такая кроха умудрилась уйти так далеко от берега в лесную чащобу. Это отняло у неё все силы и сейчас она еле переставляла свои тонкие ножки.
- Всё... я больше не могу... - задыхаясь с забавным посвистыванием через клюв, она остановилась и прислонилась спиной к какому-то чёрному валуну, заросшему мхом. Ночевать в лесу не хотелось совсем, ей было не по себе, хотя все звери, которых она встречала, были с ней очень милы... ну или, это ей так казалось. Так или иначе, но лапки горели, лёгкие разрывались, а камень оказался на удивление тёплым... если не сказать, что горячим! А потом он ещё и заговорил!
- Какая красотища... - Рури дёрнулась, подскакивая и смешно топорща пёрышки и, наконец, поняла, что это был вовсе не пушистый валун, а живое существо! медведей Рури никогда не видела прежде, ей всё казалось большим, но этот зверь был настоящим великаном. раскрыв клюв и задрав мордочку вверх, она глупо таращилась на него, изредка моргая.
- О-ого...- только и вырвалось у неё. Но не шевельнуться от увиденного нового зверя, ни что-то сказать более дельное она не могла уже. просто залипла на гиганта разинув клюв.

+9

4

Иван или, если использовать его более известное имя, Чёрная Смерть... был огромным, для местности Аляски, медведем из другой дальней страны, занесённый сюда не лёгкой судьбой. Тем не менее, пожаловаться было, опять же, не на что, когда ты на самом верху пищевой цепи. Сейчас, впрочем, как уже было сказано, медведь прибывал в хорошем расположении духа. Он был сыт, он выспался как следует и сейчас только и делал, что наслаждался красотами природы. Конкретно, он ожидал, когда закат брызнет всеми своими сочными красками, устроившись поудобнее на золотистой поляне у одного из деревьев. Ему было тепло и мягко - знаете, такая густая шерсть и жировая прослойка завидной толщины для мишки, что только проснулся от спячки с месяц назад, он не чувствовал камней, жёсткости земли или чего-то другого, что могло вызвать какой-то заметный дискомфорт.
Он без труда подмял под себя не только траву, но и часть кустов, даже не заметив. Так что не было ничего удивительного в том, что он не заметил, как к нему пристроилась крошечная пташка... совсем ещё птенчик! Хотя, какой-то странный писк он уловил, но по началу решил, что это проснувшиеся слишком рано насекомые. Дёрнув ушами, он пялился на закат, но писк не прекратился вот так сразу, пока он не заговорил. Он сам не заметил, как обронил эту фразу вслух, да и, снова, странному попискиванию не придал значения. Мало что пищит где-то рядом... может просто в ушах звенит? Но тут раздалось такое милое и тихое:
- О-ого... - медведь, без резких движений, хлопнул глазами и опустил их вниз.
На фоне золотой тёмной травы и таких же камней, крошка в перьях белого цвета, виднелась прекрасно. Две алые бусины глаз уставились на птенца... чайки, кажется? Он в этом не разбирался. Чаще всего он сталкивался только с воронами, ибо эти падальщики всегда желали поживиться остатками от его трапез. Но он знал, что есть множество других пернатых властителей неба, от орла, до прибрежных огалделых чаек. Эта, правда, была на удивление тихой, в отличие от сородичей, быть может, в силу возраста. Да, она была совсем кроха, уж в глазах Ивана так совсем. Он даже на миг задумался, а не показалось ли ему, может просто одуванчик тут топорщится из травы. А что - лапки словно тонкий стебелёк, сама вся белая и пушистая, да любой бы спутал.  Решив развеять свои сомнения по этому поводу, мишка наклонился к ней мордой вниз. Сам не шевелился, только головой, что, впрочем, всё равно смотрелось жутковато. Он уткнулся носом в её задранный вверх клювик и втянул от души носом. Да так, что все её пёрышки чуть в его носопырку и не засосало разом. От птички пахло солью и ветром, явно с моря прибежала... или прилетела. Они все у берега тусуют, странно было видеть чайку так далеко от дома. И ему бы наплевать, дело не его, да такая крошка, что сердце от жалости и умиления так и сжимается! Да-да, даже его, из гранита. И он, скривив морду и подождав немного, всё же подал голос.
- Ты кто такая... и где твои мама и папа, потерялась, что ли? - смешно морща нос, пробасил вопросительно Иван. Ну сожрать он её никак не мог, там мяса то меньше чем пуха, да и, в принципе, не мог он ребёнка слопать. Даже у такого как он были какие-о принципы и слабости. А бросить её вот так тут - так найдётся кто без принципов и слопает, такого Ваня тоже допустить не мог, вот и поинтересовался, что да как, может, помочь сможет как? Плохо представлял себе это, правда, какой с него толк и как от этого его репутация может пострадать, но и бросить не мог. В общем, деваться то и некуда оказалось. Сложив передние лапы перед собой, старался не показывать своих страшных когтей, малютка и так, кажется, в ступоре от страха находилась. Интересно, говорить то хоть умеет и сможет ли?

+8

5

Рури замерла, хотя если выражаться точнее, то словно бы сама вся в камень обратилась. Медведь, по сравнению не только с ней, но с чем и кем угодно, казался неестественно большим, своей фигурой перекрывая для Рури и всего, что ниже данного лесного массива, свет от солнца, погружая в мрачную холодную тень. И, хотя она понятия не имела, до каких вообще размеров на Аляске вырастают медведи, как и каких они бывают видов, она догадывалась, что есть пределы и в этом, и то, что этот мишка явно все эти пределы давно превзошёл. Перерос. Он был словно огромная чёрная горячая гора, типа вулкана, если бы она знала, что это такое. Не удивительно, что она и в правду приняла его за чёрную скалу сначала. И выйти из этого ступора сразу у неё не получалось. Не то, чтобы бедняжка перепугалась, но была потрясена – это точно.
Тут было на что посмотреть и чем восхититься в благоговейном немом ступоре. Хоть как-то выйти из этого остолбеневшего состояния она смогла только тогда, когда на её восторженный вздох два алых, словно небо на закате за его спиной, глаза, уставились на неё. Так жутковато переместились на неё и вперились, пытливо изучая. Казалось, они видели её насквозь, ныряя в самую душу. От чего Рури только ещё больше, сама того не замечая, нахохлилась, обращаясь в пушистый белый шарик, и шире глаза распахнула. Сказать вслух по прежнему ничего не получалось, а коленочки пташки задрожали как-то даже пуще прежнего. И даже когда гигант к ней наклонился, она не смогла выдавить из себя даже привычного свистящего писка. Сердечко трепыхалось бешено в груди, но даже заставить себя моргнуть сил не хватало. Но когда медведь наклонился и вдохнул носом с такой силой, что её чуть не уволокло в одну из его ноздрей, птенчик, наконец-то, пришла в себя. Она захлопала несуразно крошечными и ещё не окрепшими крылышками, сопротивляясь как только можно, чтобы её не утащило в нос этого здоровяка. От старания даже зажмурилась, а когда всё закончилось, она только и смогла, что снова приниматься за попытки отдышаться, после такой активной работы крыльями. Она до этого то вся вымоталась, а тут снова такие физические нагрузки! Да и видок у неё стал ещё более взлохмаченный, чем прежде. Фыркнув через свой клювик, словно бы тихо-тихо чихнув, она постаралась кое-как привести свои перья в порядок. Но это оказалось бесполезно, да и вдруг заговоривший медведь тут же снова захватил всё её внимание и вызвал новую волну трепетного восхищения. Всё потом!
- Ты кто такая... и где твои мама и папа, потерялась, что ли? - то что ОГО говорит она догадывалась, но почему-то не ожидала, что правда заговорит. Да ещё и с ней. Хотя это казалось совершенно очевидным, для неё это была неожиданность. И, несмотря на жутковатый рычащий бас, с которым слова были произнесены, неожиданность осталась для неё приятной.
- Ах! - поняв, что опять тупит и всячески тормозит, рури аж подпрыгнула на месте, взмахнув крылышками.
- Д-да... точно. Меня зовут Рури! Рури! - защебетала она. Выражение мордочки с ошарашенного быстро сменилось на очаровательно восторженное и весёлое дружелюбное. Сразу же представившись до неё только сейчас дошла вторая часть вопроса. Но она не спешила грустить, хотя улыбка на её клювике стала чуть тускнее.
- У Рури нету мамы или папы, у Рури никого нету... но да, Рури потерялась. Хотя Рури нашла вас! - уже веселее под конец сообщила она радостно о своей находке. Которую таковой только она, пожалуй, и могла бы назвать "радостной", ибо никто из зверей Аляски не хотел бы найти Ивана. Говорить о себе в третьем лице привычка осталась с тех пор, как она вообще научилась говорить, а поскольку общаться особо не с кем было, то по другому она и не переучивалась разговаривать. Но звучало всё равно мило. По-детски искренне, что ли.
- А как вас зовут? - не замечая когтей мишки, она обежала его и встала вперед, прямо перед ним, в всё так же задранной головой и рассматривала его.
- Вы такой большой! Самый большой зверь, каких Рури только видела! Хотя... Рури почти никаких зверей и не видела... но всё же!

+8

6

Неловко. Ужасно неловко было сейчас и молчание только усиливало этот эффект. Впервые в жизни ему было так неловко от того, что его так пристально разглядывают. В упор, причём, без зазрения совести, без тени страха, просто таращатся на него... да ещё и такими милыми чёрными глазками-бусинками. Конечно, исполин внушал своими размерами ужас и благоговение, может даже тайное, опасливое восхищение, однако... боясь, видимо, вызвать гнев медведя, никто никогда не пялился на него в открытую. Может украдкой, искоса или когда думают, что он не видит. Но никогда никто не смотрел на него так, как эта крошечная птичка - в упор, не моргая, с таким... взглядом. Ивану стало до того неловко, что он даже в какой-то момент отвернулся. Но, поймав себя на этом нелепом в его возрасте смущении от такого количества внимания, повернулся тут же обратно.
Даже этот жест с обнюхиванием был только для отвлечения собственного внимания. Ведь он сразу почуял морскую соль с её перышек, этот запах моря и ветра, что она принесла с собой с пляжа. И, конечно, уже испытывая любопытство и интерес к маленькой и, как оказалось, общительной особе, он сразу постарался запомнить именно её запах. Чтобы ни с кем не спутать в будущем. Кажется, она ему была симпатична даже больше, чем он подумал в начале.
- Ах! - малютка не спешила с ответом и Иван даже засомневался, а может и правда ещё не умеет говорить, а он тут пристал. Однако, это короткое "ах" его заинтриговало. Она так высоко и тихо щебетала, что он боялся чего пропустить, если она вдруг заговорит, так что наклонился пониже.
- Д-да... точно. Меня зовут Рури! Рури! - она заговорила громче, чем он предполагал и, дёрнув ухом, он отстранился, вылупившись на неё. Она ещё так бойко подпрыгнула вверх, будто до его морды достать хотела. Это его немного выбило из колеи, а ведь он и так не знал, как себя с ней вести, а тут она такое выкидывает перед ним. Но он не стал никак это комментировать.
- Рури, значит... милое имя, как раз тебе подходит, - без задней мысли сыпать комплиментами, отвесил медведь. Сам, впрочем, не торопился представляться. просто продолжал слушать крошечную пташку и то, что он услышал ему не понравилось... это было грустно. Терять родных это большая боль, на собственной шкуре он знал это. И если он толстошкурый чурбан уже закаменел в плане чувств и эмоций, то кроху совсем жалко было. Однако же, если сначала она выглядела испуганной и ошарашенной, то теперь, словно ничего и не было - была весела и беззаботна. Несмотря на сказанное, она улыбалась и смеялась, то и дело пытаясь вспорхнуть повыше от земли. Это вызывало уважение к ней, хотя по большей части медведь продолжал недоумевать. Обычно ему звери не радуются. Если его кто "находит", то это к скорой смерти или, как минимум, к сильным увечиям, так что он не понимал, с чего она так рада их встрече. Она потеряла родителей и нашла вместо этого его - так себе радостная развязка, но переспрашивать не стал. Побоялся расстроить.
- А как вас зовут? - медведь всё ещё пребывал в растерянности, хотя и не показывал этого. Неожиданно для него, но... наверное, логично при встрече, задавать такие вопросы. Он же задал.
- Ну... эээ, я... - начал неуклюже он, подбирая нужные слова. Как-то не хотелось малышке этой представляться тем именем, коим его наградили, когда он тут поселился. Так что, хотя он не разбалтывает истинное имя направо и налево, малышке сказать "Я - Чёрная Смерть" у него просто язык не поворачивался.
- Я Иван, - сокрушённо, словно сдался, выдохнул он, прикрыв глаза. А когда он их открыл, то обнаружил, что пташка исчезла со своего места. Боясь раздавить, он завертел головой в её поисках, но шустрая малышка уже стояла прямо перед ним. Он с облегчением вздохнул.
- Да... ну я, самый крупный хищник на Аляске, - немного замявшись в начале, но всё же с гордостью подтвердил медведь.
- Слушай, а как ты тут оказалась, у тебя нет семьи, друзей, хоть кого-то? Ты можешь мне рассказать... я тебя не обижу, даю слово!

+7

7

Бедняжку так и распирало. Рури всю охватили совершенно новые и куда более приятные позитивные эмоции, завертев в урагане эмоций. В связи с которыми она напрочь позабыла о всех прочих, что до этого её так безжалостно терзали. Может это было связано с тем, что кроха была настолько маленькой, что несколько чувств сразу в ней просто не умещались и она могла испытывать только что-то одно. А может с тем, что она была не очень мозговитая, в виду возраста, и легко отвлекалась на что-то новое и куда более сильное, чем предыдущее. А может, Рури просто была сама по себе такая, по натуре, позитивная, открытая и сверх нормы дружелюбная. И вся её тревога, страх и даже усталость, в миг улетучились, словно и не было их никогда. В глазах снова зажёгся блеск распирающего счастья и любопытство, пёрышки как будто бы снова загорелись чистым белым цветом и голосок звенел, как чистый молодой ручеёк.
Нормам поведения её, к слову, тоже не обучали, так что она не только совершенно не боялась самого опасного хищника на Аляске (да и где угодно в другом месте, если честно), но и во все глаза, без стеснения и такта, рассматривала его со всех доступных ей сторон. Раскрыв клюв и шустро бегая вокруг мишки, хотя оббежать полностью ей его не удалось, уж больно велик, для неё же это целый марафон был бы, она рассматривала его, пока шея не затекла и не отозвалась лёгкой болью. Впрочем, опустила она её лишь на миг, чтобы снова задрать и смотреть, смотреть, смотреть... Огромный. Чёрный. Пушистый. Когтистый и зубастый. Он восхищал её, но совсем не пугал, почему-то. Странно, но ведь Рури, такую крошку, что совершенно не может за себя постоять, являясь самой лёгкой добычей на свете для ЛЮБОГО, до сих пор никто не пытался съесть! От чего ей и в голову не приходило, что могут попытаться сейчас...
- Рури, значит... милое имя, как раз тебе подходит, - всё что услышала Рури это "ТЫ МИЛАЯ", от чего вся так и размазалась беленькой пушистой лепёшечкой в траве, смущёно прикрывая мордочку крылом. Может, так считали все, кто её встречал до этого, потому и не ели, но и вслух как-то не произносили, вот она и не знала, как реагировать на такие приятные слова. Очень приятные.
- У вас тоже очень милое имя! - выпалила Рури, едва дождавшись, когда медведь представиться ей в ответ. Ей показалось вполне уместным так нелепо и быстро ответить такой же приятностью. Но она так неистово желала и его похвалить и назвать "милым", чего, наверное, до неё тоже никто ему не говорил, что почти выкрикнула это. Спохватившись, прикрыла клюв обеими крыльями и смущённо потупила глазки в пол... пардон, в землю.
- Да... ну я, самый крупный хищник на Аляске, - и снова смущение и неловкость быстро уступили место волнению и восхищению. новой волне.
- Это так круто! - выдохнула она, находясь в полном восторге. В искреннем детском восторге от этого одного факта о мишке. Но тема снова как-то не так повернулась, как Рури хотелось. Рано или поздно это бы случилось, хотя птенчику казалось, что она вечно может просто стоять тут и восхищаться гигантским хищником. Потоптавшись на месте, она опустила мордочку вниз.
- Никого. О, постойте-ка... нет! Теперь у Рури есть Иван! Самый большой на Аляске! Ведь так! Рури больше не одна! - восторг мешался с вопросом и даже просьбой. Она осознала, что теперь, когда она с ним познакомилась, они так мило беседовали и знали имена друг друга, они точно-точно стали самыми настоящими друзьями! А значит, в её видении, должны были всегда-всегда быть вместе! От этой радостной мысли, которую она сама себе внушила, она тут же накинулась на медведя с объятьями... насколько это позволяла разница в их габаритах. В общем, обняла крылышками его лапу частично и тёрлась о грубый жёсткий мех мордочкой, зажмурив от счастья глазки.

+4


Вы здесь » Into the Wild. The Dark Reign » Flash... back or forward » BodyGuard [Ruri, Иван]