Ролевой проект по всем мультипликационным персонажам: собакам, волкам, медведям, оленям и т.д. Открыта регистрация всех животных!

•Полезные ссылки•
Правила
Сюжет
Акции
Квест №1

Into the Wild. The Dark Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Into the Wild. The Dark Reign » Город Ном » Котельная


Котельная

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

http://sa.uploads.ru/t/RSfLH.png

Тёплое местечко во всём городе, где рады любой собаке. Люди сюда спускаются только когда что-то случается. Здесь тепло, светло, уютно и всегда много народу.

0

2

http://se.uploads.ru/t/2NUjS.png

Надин и Ровер

Квест №1. Тревожный вызов
Очередь:
НПС в мордочках Надин и Ровера
Ozzi
Дьюк
Fiona

День был долгим, довольно пасмурным и дождливым. Ко всему прочему, работы было невпроворот, как для домашних, так и для дворовых псов. Кто-то впахивал в упряжке, кто-то разносил газеты или сторожил дом, кто-то искал себе пропитания и тёплый сухой уголок. В общем, приближение зимы никого не радовало и, уставшие, замёрзшие, собаки Нома собирались в излюбленном местечке - Котельной. Тут можно было поделиться мясистой косточкой с товарищем, рассказать про тяготы своей жизни внимательным понимающим слушателям и, конечно, отогреть промёрзшие косточки.
Первой в котельной объявилась Надин. Ни дворовая, ни домашняя, она была вольной пташкой без ошейника и поводка, без будки, но в то же время, была семейка, что всегда подкармливала её, причёсывала и не забывала почесать животик. Так что пожаловать и не на что было, но она искала тёплой компании в не менее тёплом местечке. И быстро её нашла. Следом, через пол часа или около того, появился тут же пёс по кличке Ровер. Бездомный дворняга, обожавший просаживать кости в баре у овчарки Оззи. Но этим вечером он променял азарт на уют. В пасти белела кость, которую он плюнул прямо под лапы своей знакомой Надин, приударить за которой пытался уже пару лет, но оставался без ответа. Она дразнила его, то отшивая жестоко, то вроде как флиртуя. То тянула на себя, то отталкивала, одним словом, игралась с ним, испытывая терпение и силу его чувства себе. Дразнила... такой уж была по характеру.
- Угощайся, добрый мясник отдал мне, славный малый...
- Да, если не красть с его прилавка... - сухо добавила Надин, фыркнув. однако, сразу после этого надменного выражения морды заулыбалась и лапой подвинула кость к себе поближе, подмигивая псу.
- Ещё немного "послужишь" ему, того гляди, станешь домашним! - иронично подметила она, хотя знала, что Ровер давно мечтает найти себе дом. И был уверен, что мясник и правда мог бы его приютить, он был близок к этому как никогда! Но её едкие замечания разбивали его надежды. Прижав уши он помотал головой и улёгся рядом.
- А вот и возьмёт! Мы с ним уже не разлей вода, так что не ёрничай... без блох, быть может, да в красивом ошейнике, ты меня таки полюбишь... - он хитро улыбнулся и подмигнул ей в ответ. Явно застав ту врасплох таким смелым заявлением.

+8

3

- Ауууууу, какие у нас тут любовные страсти то разжигаются! - чуть подвыв, тем самым, обозная своё появление в дверях котельной, объявился Он. Сам Оззи собственной пушистой персоной. В проходе он прижался грудью к полу, вытягивая передние лапы перед собой и задрав высоко тощий зад с пушистым хвостом, потянулся, зевая и встряхиваясь, хлопая ушами. Обаятельная улыбка тут же появилась во всю его наглую морду.
- Моё почтение, добрые господа, не потесню вас своим присутствием? - поведя кокетливо, по-девчачьи, своими плечами, он в развалочку прошёл к самому очагу тепла, поближе примостив к нему свою задницу. Так уж вышло, что он попал в самый дождь. Он, конечно, смысл с него запах сигар и прочих ароматов, свойственных его заведению, которое он сегодня оставил на своего доверенного бармена, а сам решил отдохнуть в менее шумной компании, да погреться.
Когда жар из печи испарил всю влагу, на его шерсти, он ещё раз встрехнулся. Из-за такой ускоренной сушки, он распушился нелепо так в разные стороны, словно заново оброс своим щенячьим пухом. И, пригладив лишь всё это безобразие лапой, он шустро прошёл мимо парочки лежащих, ничуть не стесняясь и даже не подумав, что мог разрушить своим появлением чьё-то свидание, он выхватил из лап Надин кость и снова оказался ближе к дверям, ровно с противоположной стены помещения. Пожевав её и обильно заливая пол слюнями, он облизнулся. Да, с утра ничего не ел...
- Кто успел, тот и съел... ммм, какая свеженькая. Готов отдать свой клык на то, что это прямо с рук мясника получено! - заявил Оззборн, укладываясь напротив парочки и одной из лап прижимая кость перед собой к полу, чтобы никто не отобрал её у него, как он это сделал мгновение назад.
- Как дела вообще, что нового? Хэй, Ровер, сто лет тебя не видел в баре, где пропадал, бродяга?

+10

4

Дьюк терпеть не мог такую мерзкую промозглую погоду, хотя вида не подавал. Либо невыносимая жара, с его шерстью любая плюсовая температура являлась невыносимой, к слову. Либо уж снега, метель, ведь ветер не в силах пробраться сквозь его густую шерсть и он не чувствует дискомфорта. Холод был ему нипочём, но дождь... что то лил, то не лил с самого утра не давая никакой ясности, пробирался сквозь шерсть, он прямо таки вонял псиной, что его самого раздражало. Все остальные ничего по этому поводу не говорили. И что ещё хуже, как только он умудрялся просохнуть и привести свою шерсть в порядок, вылизавшись, как снова начинался дождь! И, хотя к концу своего рабочего дня он забросил попытки бороться с непогодой, его всё ещё раздражал тот факт, что он выглядит не настолько потрясающе, насколько обычно.
Ко всему прочему, после трудового дня в упряжке, по возвращению домой, его не ждала ванная и расчёска. Хозяин лишь потрепал его по ушам и продолжил беседовать с каким-то мужчиной. И тема их разговора хоть и касалась напрямую породистого хаски, но самого пса не спросили, его мнение лишь угадывалось, к сожалению. Снова разговоры хозяина о том, что он бы хотел отдыха для Дьюка, "собачьих радостей", что после всех тех выставок и соревнований он заслужил. А Дьюк скорее был согласен со вторым мужчиной, который уверял, что помимо того, что хаски красавчик, он ещё и силён и умён. В упряжке он незаменим, что конечно льстило Дьюку и, в принципе, устраивало куда больше, чем просто торчать дома и жевать резиновый мячик, например.
Так что, ещё немного покрутившись в ногах беседовавших и поняв, что сейчас ему и капли внимания не перепадёт, пусть он и тема разговора, он громко и демонстративно раздосадованно фыркнул носом. Отряхнулся, забрызгав им назло, обоих водой, вышел на улицу. Погода была всё такой же мерзкой и окунать лапы в грязь в будке не было никакого желания, поэтому он пошёл в единственное местечко, где было всегда тепло и сухо - в котельную!
Клац. Клац. Клац. Было заранее слышно, как он взбирался по ступенькам и уже не трудно было догадаться, кто именно идёт. Эти гулкие тяжёлые шаги и вот, да, вы не ошиблись, появляется его шикарная морда и глаза сверкает арктическим сапфиром в полумраке.
- Приятного вечера, дамы и... - он поморщил брезгливо нос, осматривая здешних сброд. С дамами он всегда был мил, независимо от их происхождения, чего не скажешь о джентльменах, казалось, он ненавидел их всех в равной степени.
- ... и... вы... - отфыркнул он уже менее слышно и прошёл к огню, встряхиваясь и нежась в медных лучах тепла.

+10

5

- Бррр... - сотрясаясь всем своим худеньким, ещё не окрепшим, как у взрослых, тельцем, Фиа задрала нос вверх и принюхалась. Дождь прибил все запахи к земле и было не учуять ничего даже в радиусе метра от себя. Но и без того было совершенно ясно, что в котельной, как впрочем и обычно, царит весёлая атмосфера. Ничего удивительного, в погоду и получше этой та была битком забита хвостатыми жителями нома, так что в такой ливень сам бог велел завалиться погреть косточки у огня.
- Ух! погодка шепчет, да? Привет всем, кого не видно! - в пару прыжков миновав ступеньки и оказываясь в помещении котельной, поздоровалась с очаровательной улыбкой Фиона. Намокшая чёлка полностью закрыла глаза, так что она никого не видела и выглядела достаточно нелепо. Эх, знала бы она, что тут есть Дьюк, она бы привела себя в порядок, прежде чем появиться. Выбрала бы эффектную позу, ну знаете, чтобы не ударить мордой в грязь перед тем, с кого так фанатеет, сколько себя помнит.
- А что так тихо? На кладбище и то веселее... - начала она, передней лапой приподнимая свою чёлку и бросая беглый взгляд на присутствующих. Однако, на глаза сразу бросается массивная фигура статного хаски, самого крупного тут парня и Фиона сразу тушуется. Проглатывая остаток фразы, она роняет улыбку, выпучивает глаза и нелепо наспех отряхивается. Пытается лапой пригладить чёлку, но лишь взлохмачивает ту ещё сильнее. А после, жалея о том, что привлекла к себе столько внимания и фактически краснея под шерстью, она мелкими шажочками уходит в тень, завидев Надин, как спасательный круг посреди океана. Она плюхается рядом с ней по другую сторону, растерянно оглядев Ровера, который был тут же рядышком.
- Пс-с-ст, Над, что я пропустила? Откуда Дьюк здесь? - шепчет она ей едва слышно на ушко, прижимаясь и греясь и, заодно, набираясь уверенности обратно. Остальные присутствующие её не так сильно интересовали... тут же был сам ДЬЮК! Тот как раз прошёл мимо...
- Он бог... - изображая, словно она тает, шепнула она напоследок своей доброй знакомой Надин. глаз от этого красавца было просто не отвести.

+9

6

http://se.uploads.ru/t/2NUjS.png

Надин и Ровер

Ровер уже был настроен на романтический лад. Он отогрелся, он сделал, судя по реакции Надин, верный ход и, переполненный гордости и уверенности в себе, был готов к более решительным действиям. Ну, знаете, обстановка тем более работала на него в данный момент. Снаружи бушует непогода, плавно опускается ночь, а тут, под убаюкивающее уютное потрескивание огня - самая нужная атмосфера для двоих... троих? Только Ровер улёгся, улыбнулся и готов был снова что-то сказать, а то и вовсе сделать, как их, неожиданно, стало больше.
Обычно, он был рад видеть Оззи, тот словно был любимчиком самой Удачи и приносил её всем вокруг себя. А то мог и угостить косточкой, если был в хорошем настроении. Но сейчас, он казался для Ровера третьим лишним. Но разве можно прогонять или злиться на старого приятеля? Можно... если дело касается любви. Так что на морде Ровера поселилось весьма неоднозначное выражение на появление овчарки.
- Оззи, дорогуша, не часто тебя тут увидишь, привет... - поморгав кокетливо ресничками, ответила Надин, когда Ровер замялся. После не устояла и покосилась хитро на лежащего рядом пса... приревнует? А что, заняться нечем, от чего бы не сделать ситуацию более щекотливой? Но проказница не успела начать свою игру. Во-первых, Оззборн беспардонно отобрал косточку. А во-вторых, играть и не пришлось, ведь вскоре после Оззи в котельной объявился Дьюк собственной персоной. Лидер одной из самых уважаемых упряжек, красавец, силач и джентльмен. Дыхание перехватывало и без дамского притворства.
- Приветиииик, - протянула Надин и... вызвала то, что хотела, хоть уже и не видела этого злого выражения на лице Ровера. Тем более, что Дьюк его с Оззи вообще пропустил мимо, как мебель или какой-то мусор.
- Какой обаяшка... породистый, да не обучен манерам, да, Озз? Не то что мы с тобой... Ах, да я то тут, то там... обещаюсь завтра заглянуть! - фыркнул Ровер, нахмурившись и даже чуть оскалившись. Однако, прежде чем назрел конфликт, появилась Фиона. Ровер раньше с ней не пересекался и был не мало удивлён, что та знает Надин! Агрессия сменилась приятным удивлением, а оскал - глупой улыбкой.
- Да... погодка чудная... - чувствуя себя глупо от разговоров о погоде, он тупо пялился на мокрую юную особу и незаметно для самого себя облизнулся. За что тут же получил презрительный взгляд от Надин и прижал уши, резко отворачивая морду в сторону. А он что? А он ничего...
- Сама не знаю, только вошёл... - отвечала над подруге так же шёпотом, отвлекаясь от колких взглядов в сторону Ровера и пылких - в сторону Дьюка. И, точно Фиона, так же жарко выдохнула.
- Даааа...

+9

7

Оззи только-только отогрелся и это, признаться честно, не хило так его расслабило. Плюс сладкая косточка, немного незатейливой приятельской беседы в медном свете огня и вот овчара уже размазало ленивой амёбой по деревянному полу. Этого тихого лампового отдыха ему и не хватало, да, точно. Широкая улыбка разошлась по всей морде, уши висели как у лабрадора, по обе стороны от этой самой довольной морды. Кайф.
- Да, редко, но, как обычно это у меня, весьма метко, заметь...- он подмигнул Надин на её слова, не поднимая морды от пола. Разумеется, он давно был в курсе отношений Ровера и Надин, уж пьяный пёс ему бывало под закрытие заведения рассказывал о своей неразделённой любви к Надин. Да и та, бывало, сбалтывала лишнего, перепив, в те редкие моменты, когда тоже заглядывала в его заведение. И без всего этого для всех было всё давно ясно-понятно. Так что только для них и оставалось секретом, какого чёрта они уже не наделали кучу щенков, став большой счастливой семьёй. Но эти два влюблённых друг в друга упрямых тормоза забавляли его именно этим. Он почти с заботливой улыбкой посмотрел на Ровера, мол, я ж шучу, я на самом деле не заигрываю с ней, ты же понимаешь, я такой со всеми и всегда, друг. Мужская солидарность наше всё. Ей богу, как щенки малые! Но забавные и милые, конечно...
- Так и знал, на вкус - прям наваристая мясистая... - закатив глаза, Озз прикрыл дрожащие веки и так и остался с закрытыми глазами, будто бы моментально задремав. Но на звук цокающих когтей повернул ухо, а затем и открыл глаз. Ну конечно, кто как не он - победитель сегодняшней гонки упряжек. Оззборн ещё не имел чести с ним поболтать, да познакомиться как следует, но уже был наслышан. так что мимо него не ускользнуло интересное поведение дам при появлении породистого красавца. Что ж, Оззи не был обижен на приветствие хаски, как и не завидовал его популярности. А чего ещё можно было ожидать от породистого чемпиона? Да и вообще, Оззборн был парень не конфликтный. Драться умел, хорошо, улицы научили, жизнь воспитала как умела - сурово, но и это же всё научило его не искать драки... сама тебя найдёт.
- Не-не-не, меня не втягивая, друг... - он поднял морду со своих лап, а после, поднялся и весь сам, футболя передней левой лапой кость к Дьюку.
- Давайте не будем ссориться, ребятки! Мы тут все собрались приятно время привести, к тому же, у нас есть повод, упряжка Дьюка выиграла сегодня гонку... мои поздравления и кость победителю. Я Оззи, будем знакомы... - он дерзко улыбнулся и заглянул в пронзительно голубые глаза хаски. Он не искал себе врагов, он не навязывался в друзья, но предложить дружбу - с него не убудет. Такой друг был бы полезен... лучше плюс, чем минус, согласны? Их зрительный контакт прервала юная особа. С ней ему тоже не перепадало пообщаться, слишком мала была для его заведения, а Озз в последнее время там пахал безвылазно. Но, обернувшись на неё через плечо, приветливо и крайне дружелюбно заулыбался.
- Да, в такую только собираться в котельной всем вместе...потеснее... - виляя хвостом, он, наконец, отошёл от Дьюка.
- Хэй, чемпион, расскажи про гонку, каково было... интересно же, нам... таким недостойным, в упряжку не попасть, а любопытно, - он подмигнул смело хаски теперь уже. Ох уж эта привычка подмигивать налево и направо!

+10

8

Дьюк красовался в золотисто медных лучах, что шли от топки, встав в эффектную позу. И не в одну из тех, в которые его приучили вставать на всевозможных выставках, а в одну из тех, что он сам для себя открыл. Его ухоженная, но ещё влажная шерсть эффектно переливалась, демонстрируя всю красу и мощь его рельефных мышц. Плавное движение плечами и дамочка, чьего имени он не знал или не потрудился запомнить до этого, была покорена. Стоило ли сомневаться?
Но, разумеется, его публикой в 80% были самочки, а самцы им либо восхищались, либо ненавидели, так что он ожидал подобной реакции он одного из второй компании. Однако, его слова его не шибко задели, хотя по морде и скользнул неприветливый, во всех отношениях, оскал.
- Не обучали бисер перед свиньями метать, это да... - начал было Дьюк, однако, его перебило собственное любопытство. Тот... другой парень, так напоминающий овчарку, но всё же будучи обычным дворнягой, выбил его из колеи не только своими словами, но и поведением. Решив сначала, что тот трусоват и лишь по этой причине не желал помогать "товарищу" и участвовать в намечающейся перепалке против громадного хаски, сейчас он показал наличие если не мускул, то уж точно интеллекта. И сделал это так ненавязчиво и дружелюбно, что Дьюк, как есть, захлопнул пасть, растерянно моргая голубыми глазами и пялился на овчара. Он не только остановил драку, но ещё и напомнил, что именно упряжка хаски сегодня, не для кого не сюрприз, победила в гонке. Так что, несмотря на то, что Дьюк не терпел, когда "низшие сословия" нарушали его личное пространство, он гордо вздёрнул нос и улыбка его с агрессивной сменилась на самовлюблённую довольную.
- Твоя правда... эээ, Оззи. Это была лёгкая победа! - он кивнул, заглянув овчарке в глаза. Как только их обоих не сшибали волны тестостерона и, всё же, этот странный паренёк, Озз, показал себя с хорошей стороны и Дьюк не видел смысла унижать его как-то ещё. Даже появилась мысль, что среди его фанатского клуба милых пушистых дам, не помешает иногда, разнообразия ради, общество доброго приятеля и его пола.
И хотя его кормили на убой, он принял вручённую ему кость. Не из-за того, что был голоден, разумеется, нет, его брюхо было набитом до отвала, но, раз уж это было чем-то вроде приза зрительских симпатий, он его благосклонно принял. Но их отвлекла вошедшая особа. Дьюк любил новых поклонниц а та, от чего-то, не падала в обморок к его лапам, появившись, как так то? С другой стороны, такая нелепо стройная и вымокшая дворняжка, возможно, и вовсе не стоила его внимания. Он вообще любил только те моменты, когда всё внимание было вокруг него любимого. И Оззи, тот самый пёс, которому он уже импонировал, как раз вернул всеобщее внимание опять к хаски. Тот заулыбался горделиво.
- Что ж... устраивайтесь поудобнее, так и быть, расскажу.. - он и сам прилёг, плавно ведя левым плечом заигрывающе в шутку Оззи, который ему подмигнул.
- Итак, с чего бы начать... ох, дождь лил с утра с самого, упряжка постоянно застревала в лужах, лапы скользили, ох, это было настоящее испытание... даже для лучшей упряжки Нома! - скромно начал он.

+13

9

Конечно, Фиона хотела привлечь к себе внимание, хотя она и не была из тех, кто обожает его, но и боязни сцены у неё не было. Она скорее привыкла быть лучиком света в дождливые деньки для всех, струясь позитивом и делясь им со всеми. А сегодня был как раз такой денёк! И она думала развеять депрессивную обстановочку и расшевелить народ своим появлением. Не только ведь шёрстка у неё была золотая, но и сердце.
Но она никак не ожидала, что тут будет столько народу, который, ко всему прочему, и не грустил вовсе. Так что она почувствовала себя неловко, сказывалась её подростковая неловкость, к тому же. Конечно, иногда у неё возникало желание вести себя как-то вызывающе, но это было не так часто и сейчас точно был не тот случай. Так что она, поймав на себе взгляд абсолютно КАЖДОГО присутствующего, краснея аж до кончиков своих висячих ушек, понадеялась, что про неё скоро забудут, если она спрячется под бочком Надин. У кого же искать поддержки, как не у подруги. Тем более что та была постарше самой Фионы.
И под её боком от улыбки овчара Оззи она смущалась только больше, почти утыкаясь своим носом в плечо подруги. Буквально выражаясь, даже не фигурально. Та, как и следовало ожидать, очень её поддерживала и, пока, как ей показалось, назревал какой-то конфликт, тот самый Оззи успел его разрулить, не пришлось даже прятаться и спрашивать у более матёрой дворняги тёмной шерсти, как себя вести в такой ситуации. Однако, слухи об этом Оззи не врали, он был удивительный пёс и вот уже обе самки, что Фиона, что Надин, что плавились от одного лишь силуэта хаски, тенью проскользнувшем по ним, довольно виляли хвостами, радостные тому,что грызни всё таки не случилось и бравый пёс Оззи обставил всё так, что вместо драки предстоял интересный рассказ.
- О да! Да он читает мои мысли,я  мечтаю узнать, каково это, бегать в упряжке! - уже не только благодаря, но и мысленно боготворя овчарку, она положила мордочку на свои передние лапки, что вытянула перед собой и раскрыв пошире свои небесно-голубые глаза, уставилась на Дьюка. Наконец, она могла пялиться на него не просто так, а под прикрытием повода.
- Да, расскажи нам! - чуть ли не поскуливая от фанатичного восторга, подначивала она, интенсивнее завиляв хвостом. Мелочь, скажете вы, но для неё это был особенный момент в жизни. Она всегда восхищалась Дьюком, но это впервые, когда она заговорила с ним. пусть и как одна из толпы, лично для неё это был огромный прыжок в их вымышленных, находящихся только в её голове, отношениях. Так что она не могла перестать мечтательно и, вместе с тем, восхищённо вздыхать почти после каждой его фразы.

+13

10

http://se.uploads.ru/t/2NUjS.png

Надин и Ровер

Ровер не был доволен тем, как развивались события, с другой стороны, он сам был в том виноват. Слишком многого ожидал, а неоправданные ожидания не должны прощать только представительницы слабого пола. Стоило подумать, что в котельной никогда не бывает мало народу, здесь всегда кто-то, да есть. Оставалось только глубоко вздохнуть, проглотив своё разочарование от того, что события развивались не так, как ему бы хотелось того в идеале, и радоваться просто тому факту, что ему повезло уже просто встретить тут Надин. Которая то и дело била ему прямо по больному, заигрывая то с ним, то с Оззи, то с Дьюком... и ведь это было так на неё не похоже! Нет, конечно, она та ещё кокетка и красивые глазки не раз добывали ей сахарную косточку, однако же, они с Ровером были достаточно давно знакомы, чтобы он точно знал, что она делает это ему назло, ведь иной выгоды для подобного флирта налево и направо, просто не было. Поэтому он решил ей подыграть и скривил морду в ещё более недовольную, чем была до этого. А ещё через мгновение этот высокомерный породистый кобель по кличке Дьюк дал ему повод для того, чтобы оскал на морде стал куда более искренним и правдоподобным. И тот факт, что дружок Оззи его не поддержал, ничуть не останавливал пса. тот уже напряг мышцы, готовый подскочить и начать драку, если этот расфуфыренный индюк не сменит тон и не перестанет его принижать, но тут влез Оззборн. И, конечно, с миром, с дружбой, вставая так, что даже если бы Ровер хотел, то не смог бы атаковать, ведь овчарка расположился ровно между ними. Да ещё и так, что сам хаски и не заметил этого агрессивного жеста со стороны дворняги. Как обычно - всё продумал.
- И то верно... ещё нервы тратить на выскочек и зазноб, - почти себе под нос, ответил уже вторую часть фразу после заминки, Ровер. А когда повернул морду на Надин, та шушукалась с новопришедшей молоденькой собачкой. Он уныло свесил уши - всё внимание утекло куда угодно, но от него.
- Давай послушаем, чего нет то... - фыркнул демонстративно громко Ровер и положил на свои лапы морду. Он любил гонки упряжек, но сейчас ему хотелось по максимуму показать, насколько же ему всё равно, насколько не интересно. Но за общим гамом и ажиотажем со стороны слабого пола котельной, вряд ли Дьюк смог уловить весь яд и сарказм в голосе бурого дворняги.
- С самого начала и начни, мы жаждем всееееех подробностей... - подыгрывая дамам, он слишком переиграно завилял хвостом, вместе с тем двигая и бёдрами, чтобы особо подчеркнуть сарказм, опять же.

+9

11

Расположение духа у Райса было так себе, и во многом этому способствовала погода, от которой приходилось поначалу прятаться на пороге дома, а затем и в местах потеплее. Хозяин сегодня был на очередной чертовой вылазке, несмотря на погодные условия, и пес бродил по улицам под дождем, который начинался с безобидной и мелкой мороси. Однако разумное решение пришло к нему в голову лишь тогда, когда он успел промокнуть до нитки и напоминал силуэт какого-то демонического отродья гигантского размера с промокшей напрочь псовиной. Именно в тот момент в голове борзого и смекнула мысль, что было бы неплохо погреться в котельной, а вместе с тем и пообщаться с местными собаками, узнать их поближе. Внутри Райса все еще жила надежда на встречу с каким-нибудь стоящим, интересным собеседником.
Преодолеть небольшое расстояние до котельной особо труда не составило, поэтому кобель уже спустя несколько минут стоял возле входа в место, источающееся тепло и легкий запах горелых дров, сразу же ударивший по носу. В  такие моменты хотелось вообще ничего не улавливать, но сейчас не было времени, чтобы поразмышлять об этом. И, как настоящий аристократ, пытаясь выровняться и не подавать виду, что сейчас он был похож на мокрое чучело, гордо подняв голову, Райс вошел внутрь, окинув снисходительным взглядом тех, кто находился в помещении.
- Рад встрече, - только и смог выдавить из себя кобель, после чего, подойдя ближе к котлу, отряхнулся, окатив нескольких соседних псов водой с таким видом, будто ничего и не произошло. После этого он лег, приподняв голову, стараясь не подавать виду о произошедшем.
Борзой не обращал внимания на разговоры, которые велись еще до его прихода и продолжались в этот момент. Он вообще предпочел не двигаться, наслаждаясь теплом, исходящим от огня. Единственное, что разрушало образ живого изваяния, которое в считанные минуты сменит запах мокрой псовины на запах дыма, были легкие повороты головой, когда пес старался внимательнее рассмотреть всех, кто здесь находился. И первым в его зону внимания попадали породистые или около того псы, которые находились в помещении. До всех остальных дела этому здоровяку было мало, так что он старался в принципе не задерживать свой взгляд подолгу на тех, кто, по его мнению, не заслуживал подобного внимания. Однако среди выделяющихся личностей можно было без каких-либо проблем заметить лидера упряжки, который с таким же гордым профилем, как и Райс, о чем-то рассказывал. И пусть кобель успел пробыть здесь совсем не долго, лишь считанную недели, максимум две, до него уже успело долететь то, что среди местных есть свои важные личности, которые нехило так выделяются на фоне остальных. Хотя интереса в собачьих упряжках пес находил мало, по большей части, не понимая, что в этом занятии может вызывать такой восторг и интерес. Но не согласиться с тем, что хаски был в прекрасной физической форме, было нельзя.
Он единственный здесь, кто чего-то стоит, – издав едва ли слышный опечаленный вздох, подумал борзой, после чего, вновь окинул взглядом присутствующих.
Можно было с легкой заметить легкое раздражение пса, читавшееся на его длинной и узкой недовольной морде.

+10

12

Не сказать, что они с Ровером были прям такие уж суперские закадычные друзья и всё же со стороны Оззи было как-то не по-дружески и, в принципе, не по-мужски, не принять его сторону. С другой стороны, со стороны Ровера тоже было не очень мило, втягивать Оззи в конфликт, который его никак не касался. А если посмотреть с третьей стороны, то Оззи поступил как самый настоящий друг, вытащив незатейливо друга из уже начинающейся драки, не дав тому покалечиться и потерять честь, да так, что и достоинства своего Ровер не потерял ни в чьих глазах, какие бы на него не смотрели сейчас. Так что, тут, можно сказать, всё с разных сторон по разному можно увидеть и понять, другое дело, что Оззи был простым псом, без закидонов, уже уяснив для себя, что жизнь не сахар и горчить самому себе её догадками и додумками - не стоит. Так что почти сразу, как оба драчуна-болтуна перестали скалиться и рычать друг на друга, укладываясь на пол по разным углам, он уже забыл об этом происшествии. Вот так быстро, да.
- Твоя правда... эээ, Оззи. Это была лёгкая победа! - Оззи со скептической улыбочкой вернул своё внимание от вошедшей Фионы обратно на хаски.
- Ух ты, моё имя запомнили, какая честь! Ха-ха-ха, но вслух лучше не ёрничать об этом, только всё утихло. И так уже неплохо, что он запомнит меня, - решив не сообщать лидеру упряжки о том, что ему наплевать на то, что о нём думает этот пёс на самом то деле и как, пожалуй, неоправданно высоко летает его самооценка, он нашёл и себе местечко поуютнее. И так дождь льёт весь день с перерывами, настроение не то, чтобы эго мериться, да лестью обливаться.
- Я и не сомневался... наслышан о тебе. Как только появился, сразу стал лидером упряжки, это молниеносное повышение, между прочим. А уж что говорить о том, что как ни гонка, так победители - вы? - решив не "тыкать" в пса, всё же упряжка это всегда командная работа и принижать заслуги остальных не нужно, он ненавязчиво похвалил их всех. Как ни крути, каким бы самонадеянным и действительно сильным не был этот Дьюк, тянуть сани одному не под силу никакому псу.
Далее его "подбрасывания дров в костёр" уже не требовалось, хаски сам рассказывал и делился впечатлениями, остальные поддерживали и слушали, улыбаясь, виляя хвостами и одобрительно погавкивали. Некоторые виляли даже слишком активно. Увидев, как Фиона елозит попой по полу из-за размаха виляющего хвоста, он усмехнулся. Наивные девочки, сохнущие по кобелям с обложки. В былое время он был всеобщим любимцем. Своё заведение, животное обаяние свободного бродяги... но с тех пор, как Ном так разросся, понаехали породистые красавчики, он стал не удел. Обидно, завидно, ущемлено мужское достоинство, но... Оззи умел достойно проигрывать достойным соперникам. По крайней мере, он тут такой один...
И, как будто на зло утешительным мыслям овчарки, в котельную зашёл ещё один красавчик. Не нужно было листать бумажки, чтобы понять, что пёс породистый. Такую красоту люди выводят сами, а Оззи - домашней выделки дворняжка.
- Уууу, больше народу! - взвыл он тихо и хрипловато, усмехаясь и потягиваясь.
- Как вам погодка? - шумно отфыркивая попавшие на егонос капли воды с отряхивающегося новичка в котельной, протянул Оззи. А затем и вовсе чихнул.

+11

13

Дьюк покатал передней лапой кость со стукающим звуком, задумчиво глядя на чернеющие прожилки, те самые, мясистые места, что так напоминали ему тёмные лужи на земле, отражающие тёмное небо над головой и его собственное отражение. Это уводило его в приятную задумчивость и освежало лучше воспоминания о гонке.
- Этим утром, несмотря на дождь и ветер, ваш преданный слуга и его команда, готовы были в очередной раз показать, что несмотря на непогоду, мы готовы доставить что угодно и кого угодно куда угодно... - да, несмотря на весь свой эгоизм, который всё же был основан на не пустом месте, он радовался тому, что мог делать что-то полезное для общество и делать это, ко всему прочему, лучше всех остальных. Так что если кто и был действительно готов ко всему, так это Дьюк. Выросший в роскоши и интенсивном уходе, он не боялся запачкаться, хотя и не любил грязь. Особе его происхождения свалявшаяся шерсть с засохшими шмотками земли и листьев не были к лицу. И может для многих испачкаться было даже весело, одной из собачьих радостей, Дьюк никакой прелести в том не находил и для него это было маленьким, но испытанием. Маленькой победой над собой, хотя о ней он решил особо не упоминать, дабы не смотреться в глазах окружающим чрезмерным чистоплюем.
- Хотя в компании немытых дворняг это будет не просто, - добавил он с усмешкой про себя.
- И в очередной раз нам выпал шанс доказать, что мы способны на это и даже больше... три упряжки и только один победитель! - он перестал на мгновение катать по полу косточку, уставившись перед собой.
- Выстрел! - вместе с этим словом, похожим больше на басистый лай, распахнулась дверь котельной и вошёл ещё один гость. Такой же породистый и благородный, как сам Дьюк. Не вежливо было прерывать историю приветствием, но манеры не могли позволить иного для хаски и он кивнул в знак приветствия запоздавшему слушателю. После чего, продолжил историю с того самого, самого интересного места, как говорится.
- Гонка началась! Мы стартовали и сразу же вырвались вперёд, быстро уходя в отрыв с самого начала гонки и ещё не выйдя за пределы города, ушли так далеко, что остальных упряжек было и не видать! - он гордо выпятил грудь колесом.
- Как вам погодка? - громко кашлянув на овчара, Дьюк тем самым показал ему, что желает тишины и внимания, чтобы его не прерывали. После чего, прикрыв глаза, улыбнулся и продолжил.
- Пересекая низкую равнину и уже в лесу, одна из упряжек дышала нам в затылок. Я слышал их лай и буквально ощущал, как мне наступают на пятки, но... вовсе не страх подгонял меня, нет. Настоящий лидер в любой ситуации остаётся хладнокровен. У флажка, на повороте обратно, мы снова вырвались вперёд, кажется, наших соперников в этой гонке вспугнул волчий вой вдалеке, но мы, не замечая ничего, мчались дальше... наши сердца не дрогнули перед криками дикарей, - он, под конец, живописно вцепился в кость клыками и кивнул. Она, как роза, нарядно смотрелась в его пасти отбеленных клыков и обворожительной отработанной улыбки.

+11

14

Этап 3 Квеста №1. Тревожный вызов

http://s8.uploads.ru/t/pJfbw.png
Пёс по кличке Зевс.
Молодая пара, живущая в Номе вот уже пять лет, приютила у себя дворняжку и тот стал не только верным другом, но и преданным защитником. Они взяли его уже немолодым, от того слух, нюх и зрение у него притупились. Все они втроём живут на окраине города, возле Котельной. Именно сюда и решили забраться волки этой ночью, выбрав в жертву именно эту семью.
Пара спит в спальне на двухспальной кровати. В каморке напротив кухни спит на своей лежанке Зевс, громко храпя и кого-то во сне преследуя, дрыгает лапами.

Предупреждение!
Псы в Котельной пока не слышат и не знают, что происходит. У собак своя очередь, у волков своя. НПС отпишется, когда начнутся крики и возня и вы сможете присоединится, а так же проставит новую очередь.

+10

15

====> Опушка леса

Весь оставшийся путь волки брели в могильной тишине, не обранив ни единого словечка. Сарен сначала бежал стремительно, но потом всё таки сбавил темп. Во-первых потому, что они приближались к городу и даже ночью столь быстро движущихся волков легче заметить. Да и им всем нужно было перевести дух для их миссии, а после такого кросса медленный крадущийся шаг это как раз то, что нужно. А во-вторых, он уже немного остыл и бурлящая агрессия не придавала его лапам такой скорости. Да, за то время, пока они бежали цепочкой друг за другом от леса до городской черты, он успел немного остыть, остудить голову.
Подняв уши торчком, он задрал морду к шикарному звёздному небу. В его серебряных, почти белых, как у слепца, глазах, отражались все звёзды. Да... летом, когда не было ни одной тучки, а ветер разогнал облака после последнего дождя, весь небосвод был усеян яркими звёздами, а млечный путь рассекал его пополам, словно волшебная небесная река. Как много раз Сарен размышлял, а что же там, наверху, быть может, живут такие же создания, как они, только не из плоти и крови, а камней и света? Ведь именно там, в ярком сиянии полярных огней, жили духи? Так им рассказывали, когда он был ещё щенком. И от чего-то осознания, что кто-то там наверху приглядывает за ними, дарило чувство спокойствия и умиротворения. Какие бы ужасы не творились на земле, кому-то сверху не всё равно и он, пусть редко, но находит время спуститься с неба, чтобы наставить на путь истинный заблудшую душу.
- Красивые сказки и не более... сосредоточься! - сам на себя рыкнул Сарен и протиснул свою огромную тушу через брешь в заборе. Одна из балок накренилась и со скрипом вовсе отвалилась, когда он широкой грудью пролезал внутрь. Задумался о высоком, вот и  сам же накосячил. Однако, прислушавшись понял, что этого никто не заметил из городских жителей.
- Действуем быстро и тихо. За мной! - шикнул он на остальных, обернувшись в  пол оборота и, проверив, что все на месте и идут в строгой очерёдности, как он и велел держаться им всю дорогу, он побрёл дальше, стараясь обходить лужи. Земля после дождя была ещё мягкая и заглушала звук их шагов, что играло им на лапу сейчас. Опустив голову к земле, он пересёк чей-то участок земли и подошёл к дому. Эти огромные деревянные ящики ему всегда были неприятны по виду, как-то неуютно в них было, а жить в них, казалось ему, было подобно добровольной тюрьме.
Так или иначе, вскоре они оказались на месте. На одном из домов, за бочкой, были оставлены следы от когтей, да таких больших, что не трудно было догадаться, что сделаны они были лапами волков. Но, дабы убедиться на все сто, Сарен принюхался к отметке - теперь сомнений не осталось, пахло членом их стаи и он кивнул.
Цокая когтями, он поднялся по ступенькам в дом и первым осторожно заглянул через собачью дверку. В нос ударило множество запахов. Глаза, что прекрасно видели во мраке, различили несколько человеческих ходов. Решив не рисковать всем отрядом, он зашёл целиком первый, приказав ждать остальным на улице. Что, впрочем, так же было рискованно, ведь случайные прохожие могли их заметить.
- Следует поторопиться... - крадясь, словно преследовал чуткого оленя, он прошёл по коридору дальше внутрь дома. Доски под весом исполина скрипнули и что-то слева от него зашевелилось. Сарен в тот же миг замер, во мраке опасно блеснули его глаза. Он бы мог спросить "кто здесь", но он был не из таких волков. Более того, в данной ситуации "маньяк-жертва", он был маньяком убийцей, а столь глупые вопросы задаёт только жертва... всегда. Весь напрягшись, словно натянутая струна, он медленно двинулся в сторону звука и увидел старого пса, что куда-то во сне торопился. Он хмурил лохматые брови и морщил нос.
- ... убивать всех псов, - Сарен почти развернулся, дабы оставить старика в покое. Всё таки он уважал старость, но голос Хавока, словно стальные клыки, впились в  мозг и он не ушёл, чуть сощурив глаза. Приказ есть приказ. Дабы не поднимать шума, Сарен потянулся к шее старика Зевса. Какая ирония, что старик почувствовал горячее дыхание смерти на своей шее как раз в тот момент, когда челюсти волка ещё не сомкнулись. Два янтарных шарика загорелись в темноте, широко распахнувшись от неожиданности, но... прежде чем он успел не то что вскочить, но хоть звук издать, пасть Сарена уже захлопнулась. Немного возни, дёрганий, жалких попыток старого пса, отбиться от слишком большого для своего вида волка и сиплого скулежа, такого тихого из-за перекрытой артерии и горла, что и не слышные вовсе. Через минуту, пёс обмяк в челюстях серого исполина, а в коридор, пропитав честь подстилки пса, побежала алая струйка крови.
Голова Сарена показалась из собачьей дверцы.
- Всё чисто, заходим... тихо! - чуть оскалившись и снова показав свои клыки и то, что они вновь окровавлены, позвал он остальных. Когда все вошли, он продолжил:
- Люди спят там... нападаем как на охоте - все вместе. Стараемся без шума... Алар! Под верхние лапы людей не лезь, атакуй нижние, а уж когда жертва окажется на полу, упадёт... ты, как сын вожака, покажешь себя и прикончишь одного из них... лично... - он посмотрел на волчонка, затем на Роамера. Когда все прошли в спальню, он наклонился к уху янтарно глазого.
- Если не сможет он, убьёшь ты. Чтобы глаз с него не спускал, всё время рядом... - Сарен пошёл к спальне людей последним.

+12

16

====> Опушка леса

Атмосфера царила пугающая, вокруг витало такое напряжение, что его хоть когтями режь. Тишина угнетала и то, что всех беседы закончились такой жестокой расправой, только усугубляло общий настрой. Он уже был не столько боевой, хотя от игривого не осталось и следа, скорее, в воздухе повис "страх". И Роамер был не единственным, кто ощущал это. Они бежали быстро, стремительно, точно друг за другом и первое время он боялся отстать или сбиться с общего ритма, выйти из строя хоть на пол шага. Даже не мог занять себя мыслями о том, что он впервые любовался не длиннющим пушистым хвостом Сарена, чьи бёдра были гораздо выше его собственного уровня глаз в любом положении, а чёрным коротким хвостиком, пушистым, так похожим на метёлку. И всё же, когда они пересекали пустошь, он рискнул обернуться через плечо  и прижал уши к голове. Да уж, Таро не отставал, хотя было видно, как ему больно. Несмотря на то, что ранен был только Таро, глядеть на Ладжера было ещё больнее. У того читалась такая пустота на морде... всё же он не мог обернуться на товарища, боялся и не зря, конечно. Сам Рор сейчас сильно рисковал, отвлекаясь от задания. Но всё же он обернулся на них. Короткого обзора хватило, чтобы тяжело сглотнуть, спрятав язык в пасти и продолжить бег.
- Со мной Сарен всегда так добр, я и забыл, какой он... на самом деле? А какой же Сарен настоящий? - грустно выдохнув, перепрыгивая какую-то кочку, размышлял Роамер. больше заняться нечем было, пока они бежали. А бежали они долго, успело совсем стемнеть - хоть глаз выколи. Пара светящихся в темноте ночи янтарём глаза, устремились на их лидера, перемахнув Алара, что со своей чёрной шерстью совсем терялся в темноте. Круто. Зато хорошо было видно серого исполина, бегущего впереди и понемногу сбавляющего темп.
- Что же творится в твоей голове и... в твоём сердце, здоровяк? - но тут Сарен дёрнул головой и Роамеру показалось, что его услышали. Пугливо прижав уши, он чуть опустил морду, делая вид, что смотрит куда-то в сторону. Но вскоре понял, что это глупо, мысли читать он не умеет... пока. Снова взглянув на Сарена, он проследил за ним взглядом и чуть было не ахнул вслух. Глупая улыбка разрезала всю его морду вновь. Он почти всё время спал под открытым небом, он жил в лесу вольной дикой жизнью, но даже там, он так редко поднимал морду к небу и смотрел на звёзды. Те горели так ярко, что перехватывало дыхание. Казалось, что сейчас лапы оторвутся от земли и он улетит в небеса! Но волки сильно сбавили темп и зазевавшийся Роамер наступил на лапу Алару... хорошо не Сарену!
- Прости... - коротко дёрнувшись, извинился он с неловкой улыбкой и постарался поскорее спрятать эту самую улыбку. Они уже были в городе, а небо медленно, но верно, заволакивали тучи вновь. Скоро снова начнёт капать мерзкий дождь. Но сердце Роамера забилось чаще не из-за смены погоды, а из-за того, что он впервые был в городе. Столько разных запахов сбивало его с толку! Он шёл, весь прижавшись к земле, почти ложась пузом в грязь.  Какие-то изгороди, вроде сделаны из деревьев, но словно с них сняли всю кору. А зачем? Ему было непонятно, живите в деревьях, их полно в лесу, зачем их срубать, что-то с ними делать... вы ведь не одни, кто живёт в деревьях! Но тут были и каменные дома, хотя ничего общего с пещерами у них не было. Роамер весь напрягся, ему от этого местечка было как-то не по себе.
- Действуем быстро и тихо. За мной! - дёрнувшись от слов Сарена, он лишь коротки кивнул и передал всем, чтобы шевелились и были тише. Пока Сарена не было, он обнюхивал ступеньки и недоверчиво хмурился. Оскал то и дело от любого шороха, даже самого дальнего, появлялся на его морде.
- Всем тихо... - стоя вплотную к Алару, шикнул Роамер и начал сверлить взглядом ту самую собачью дверцу, в которой исчез Сарен. Лишь иногда он отводил свой пытливый взор в сторону, поставив уши на макушке торчком и всматриваясь в тишину улочек людского города. Никого не было, но от волнения, ему постоянно что-то чудилось.
- Что-то долго его нет, если что-то случилось... я всех там загрызу! Где же он?! Ну всё, я иду за ним! - не сдержавшись, он уже ступил на первую ступеньку, как, наконец, показалась голова Сарена. Роамер с облегчением выдохнул и поспешил протиснуться в эту дырку. Тут же в нос ударил запах крови, который он ни с чем не спутает, как и любой другой дикий зверь. принюхавшись, он осмотрел Сарена, но так, чтобы тот особо не заметил.
- Всё в порядке? - нерешительно спросил он. Но ответ пришёлся сам собой. Взгляд зацепил струйку крови откуда-то из дверного проёма. Он присмотрелся и увидел пса. Кровь. Тишина. Не трудно было догадаться, что собака мертва. Роамер тяжело сглотнул, но тут к нему подошёл Сарен. Такой огромный, лохматый и горячий... Роамер снова весь напрягся.
- Если не сможет он, убьёшь ты. Чтобы глаз с него не спускал, всё время рядом... - конечно, Роамеру хотелось проявить себя, как следует отыграться на людях, но после того, как он увидел, как альфа наказывает за неподчинение и не соблюдение субортинации, прыти у него поубавилось и он кивнул, подпихивая носом Алара под попу, чтобы шевелился и шёл, куда указал Сарен. Сам, след в след, пошёл за ним в спальню. Люди мирно спали, мужчина мерзко прихрапывал.
- Ну давай, маленький альфа... покажи зубки... - усмехнувшись маниакально, шепнул Роамер и сам весь ощерился, шерсть на загривке иглами дикобраза встала дыбом. Из его гортани послышалось грозное рычание...

+11

17

Терпения у Фионы, как и у любой юной ветреной особы её возраста, не было совершенно. Особенно в делах, касающихся чего-то, что так теребило душу и сердце собачки. Однако же и показаться совсем глупой и чрезмерно фанатичной, в глазах своего кумира, ей совсем не хотелось. Хотя именно Фиона, как никто другой в котельной, да и во всём Номе, наверное, фанатела от Дьюка. Были и другие упряжки, были и другие псы, но этот хаски... он заставлял её таять в прямом смысле слова. Как при лихорадке, её бросало то в жар, то в холод. И назвать это "любовью" язык никак не повернётся, это простое фанатичное обожание. Правда, пусть даже бы и пришло к ней осознание этого, вряд ли стало бы легче.
Фиона, работая своим пушистым хвостом, как пропеллером, лежала и не замечала, как иногда, слушая рассказ Дьюка, подползала чуть ближе или слишком сильно вжималась в плечо подруги, пока та напрямую не говорила ей об этом или она не понимала, что выползла из общей кучи слушателей. Она развесила уши, в прямом смысле этого слова и, разинув рот, внимала рассказ лидера упряжки. А когда услышала про волков, то даже ахнула вслух.
- Не может быть... волки? - эти создания вселяли трепетный ужас в сердце дворняжки. Она никогда их не видела, так как родилась и выросла в городе. Однако, много слышала, как от собак, так и от людей.
Как и всем, ей была известна история полукровки по имени Балто, который спас город и сейчас был городской легендой... а так же причиной неиссякаемого потока туристов. Его имя было у всех на устах, а это при том, что отважный герой был жив, здоров и жил хоть и за пределами города, кажется, в заброшенном корабле на пляже, а в городе был частым гостем. И фанатом упряжек. Да и среди хвостатых жителей города были полукровки, в чьих жилах текла кровь дикарей. Сама Фиона таких не знала, от чего страх только глубже заселялся в её крошечное нежное сердечко.
- Вы настоящий герой, вот такими должны быть псы из упряжки! Несмотря ни на что - бежать вперёд! За героев! - звонко тявкнула она.
Как раз на этой торжественной ноте в котельной появилась новая морда, которую Фиона никогда не видела. она вообще мало знала породистых особо, но он был... сказать, что красив, значит оскорбить его. Пёс был невероятно хорош собой.
- Здраааавствуйте... - выдавая свои симпатии сразу все слёту, протянула она, залюбовавшись на красивую шерсть самца.
- Я Фиа... - полуприкрыв веки, протянула ещё тише она.
Но вот за окном зашуршал дождик. Снова... а казалось, что погода, наконец, начала налаживаться. Собака развернулась ко входу и поёжилась. Странное предчувствие какого-то напряжения, словно вот-вот грянет гром. А грозу, пусть даже летнюю, Фиона не очень любила. Хотелось спрятаться куда-то. Так что она поднялась с места.
- Простите, господа, но я покину вас... - тихо сказала она, как-то и не надеясь, что кто-то вообще заметит её отсутствие...

====> Главная Улица

+10

18

Алар распалялся все сильнее и сильнее. По мере того, как темнело небо, а отряд приближался к городу, что-то внутри у юного альфы начинало кипеть и вертеться, придавая ему ещё больше сил и энергии, заставляя сердце биться быстрей и взволнованей... Просыпался азарт. Это чувство было для волчонка знакомо и ново одновременно - по крайней мере, после чего-то подобного, хотелось ощущать это вновь и вновь, каждый раз будто впервые. И Алу нравилось, что все именно так. Что он не дрожит от страха,  как трусливый щенок или консервативный старик, завидивший что-то новое, а смело шагает прямо за могучим Сареном. Или же бежит, еле успевая перебирать своими короткими пока лапками, но это не так уж и важно.
По лесу все шли в полнейшей тишине, даже Роамер притих окончательно, если не считать одного единственного "прости", на что Алар недовольно фыркнул. Интересно, если бы заместо чертенка впереди Рора шел никто другой, как Хавок... как бы отец отреагировал на эту маленькую неосторожность со стороны альфы?
Впрочем, это все было не так важно - куда занятней было то, что впереди уже показалось первое странное строение человека. Как объясняли ему наставники, люди живут в каких-то странных "гнездах", сделанных из дерева или камня, а то и вовсе обмазанных какой-то жутко воняющей гадостью. Взрослые волки с презрением описывали эти "сухие тесные пещеры". Теперь же у юнца появилась возможность ознакомиться с ними на личном опыте.  Со стороны эти нагромождения камней или бревен не казались ему отталкивающими, а скорее... интересными. Молодой волк за время всего пути не раз и не два пускался фантазировать о том, как же устроены эти логова изнутри, но получалось что-то невнятное.
- "Скорей бы увидеть своими глазами..."
Как только отряд преодолел препятствие в виде вертикально воткнутых в землю палок, в нос Алару ударило бесконечное множество незнакомых запахов. Он поморщился, чувствуя, как от какой-то странной вони у него начинает кружиться голова, однако вида не подал.
Волки бесшумными тенями замерли перед одним из гнёзд. Демоненок завертел головой по сторонам, осматривая все вокруг и подмечая даже самые маленькие детали - такие, например, как следы чьих-то небольших волчеподобных лап на снегу. За этим занимательным занятием он даже не обратил внимание на то, что Сарен первым в одиночку нырнул в проход.
Если бы черный волчонок был бы хоть чуточку эмпатом, то обязательно почувствовал бы, как в воздухе витает немое напряжение, исходещее от всех членов стаи. Однако же... чего не дано, того не дано.
- Ну и чего он там так долго?
Алар сунулся было следом, но вдруг из лаза высунулась серая лобастая голова и, кроваво скалясь, произнесла следующее:
- Всё чисто, заходим... тихо! 
Внутри гнезда было невероятно тепло. Он застыл на месте спиной к лазу, загораживая своей темной тушкой проход остальным. Чувствовать тепло после мороза - восхитительно.
- "Это как... Земляной мост," - с восторгом подумал Ал.
Неожиданно он почувствовал, что наступил лапой в какую-то теплую лужицу. Волчонок поспешно отпрянул назад, с подозрением принюхиваясь. Пахло кровью. Точнее, нет, не так - невероятно сильно пахло.
- "Вряд ли от Таро"...
Слушая в пол уха указания Сарена, Алар осторожно потрогал подушечкой кровавую лужу и поднял лапу к свету, наблюдая, как тёмная тягучая капля медленно стекает вниз, разбиваясь об жёсткую землю.
Проследив глазами алый след, отчетливо выделяющийся на светлом полу, он наткнулся взглядом на темный безжизненный силуэт. Еле сдержав удивленный вздох, волчонок подался было вперед, пытаясь рассмотреть тело животного поближе, но тут его окликнул Сарен:
- Алар! Под верхние лапы людей не лезь, атакуй нижние, а уж когда жертва окажется на полу, упадёт...
Чертенок понимающе кивнул, живо рисуя перед собой картину расправы над человеком. Интересно, это будет похоже на охоту? Или на битву с медведем?..
Так или иначе, но юнец вдруг с разочарованием почувствовал, как азарт и боевой пыл постепенно куда-то улетучиваются, будто бы охлажденные теплой кровью мертвеца, лежащего неподалеку.
- ...ты, как сын вожака, покажешь себя и прикончишь одного из них... лично.
От очередной неожиданности Алар всё же не удержался и глухо сглотнул, ощущая, как что-то внутри него будто бы совершает кувырок. Он был одновременно и польщен, чувствовал сплоченность и поддержку стаи, но... в то же время...
- Я готов, - бодро заявил он, храбрясь и тряхнув черной шерстью, уверенно направляясь к одной из щелей, ведущей к другому помещению, но видимо ошибся направлением, так как был перенаправлен Роамером в противоположную сторону.   
В этом ответвлении от основного коридора пещеры было гораздо просторней. Черные уши сразу же уловили непривычный и неприятный звук,  схожий разве что с глухим рычанием белого старика.
- "Мы разбудили их? Или они во сне постоянно рычат?"...
Самих людей не было видно, но Алар чувствовал их запах: потный, терпкий и слегка горьковатый... добычей не пахло, пахло врагом.
Ну давай, маленький альфа... покажи зубки...
Роамер глухо зарычал, обнажая клыки. Волчонок не стал делать того же, он просто покрался вперед, ориентируясь по запаху. Судя по всему, их жертвы прятались под толстой шкурой какого-то животного, которая лежала на приподнятой над землей гигантской подстилке.
Чертенок замер. Его медно-желтые глаза ярко блестели, отражая лунный свет, лившийся откуда-то сверху.
Он ждал сигнала.

+12

19

Зевс мирно спал на своей лежанке, встречая достойную, в его понимании, старость пса. Такой не породистый, большую часть проболтавшийся на улицах в нужде и холоде пёс, под закат своих лет, нашёл любящую семью, тёплый дом и полную миску. О чём ещё мечтать? Разве что во снах своих, что казались внешне очень беспокойными, гоняться за зайцами по полю, играя в охотника. Дрыгать сквозь сон лапами и иногда всхрапывать громче обычного. Кажется, сквозь сон ему что-то померещилось, чьи-то шаги, но сон старика был таким крепким, что он хоть и хмурился, но проснуться не мог. Старые глаза распахнулись в ужасе только тогда, когда он почувствовал чьё-то дыхание у своей шеи. Говорят, дыхание смерти ледяное, от него мурашки по всему телу, однако это дыхание смерти, на деле, оказалось горячим, обжигающим и острым. Зевс распахнул глаза, пугливо сжавшийся в дрожащую точечку зрачок, метнулся на огромного волка. Серого, словно пепел, с такими же пустыми, серыми глазами. Да, так Зевс и представлял себе смерть - как огромного духа волка. Он бы и не дёргался, свято веря, что за ним пришла смерть, что пришла его пора и она забирает его во сне. Но так захотелось попросить подождать минутку, чтобы он в последний раз ткнулся своим мокрым холодным носом в ладонь хозяина. Чтобы облизал лицо хозяйки и тогда, да, тогда он пойдёт со Смертью сам, добровольно. Но Смерть была безжалостна, она схватилась за него и не отпускала, даже когда он попытался дёрнуться и что-то сказать, гавкнуть, взвыть напоследок!
Зевс знать не знал, что это была вовсе не Смерть... в каком-то смысле. Он не знал, что она пришла забрать не только его, но и его хозяев, тогда бы он бился более яростно, до последней капли крови. Но он не знал... и ручеёк тёмной багровой жидкости текла от лежанки в коридор, извиваясь меж половиц. Старую сухую кожу было легко прокусить, старик умер быстро и без сожалений.
Молодая пара ничего не заметила, разумеется, люди не чуткие в этом плане, создания. Они почти порвали все свои связи с природой, с духами, с матушкой Землёй, на которой жили и потому не чувствовали "связей". Как мать волчица чувствует, что её волчонок в беде или брат орёл узнаёт о гибели брата в небе, внезапно, точно, без сомнения, разразившись протяжным плачем среди облаков. Но не люди...

====> Опушка леса 

http://sa.uploads.ru/t/pLvyo.png

Таро и Ладжер

Волки бежали быстро, видимо нагоняя то время, что упустили. Разумеется, им приказано было скрываться под покровом ночи, но не потрать они время на болтовню и наказания за нарушение волчьих законов, то на закате пересекли бы давно этот пустырь и как раз к ночи оказались спокойно у города. Но теперь они бежали и если Ладжер успевал, хоть и всё время хмурил брови и прижимал уши, то Таро еле поспевал. Словно бы у него сбилось чувство равновесия из-за потерянного только что уха, что зверски болело и жгло, отзываясь стреляющей болью даже в кончиках лап, его выбивало из строя и он бежал "змекой", вихляя по-заичьи. К тому же, поскольку он был мелковат и лапы были покороче, чем у остальных, и не мог похвастаться молодостью, как Алар, ему приходилось чаще перебирать лапами, прикладывать больше усилий. Он бежал с оскалом и пытаясь сдержать слёзы.
И вот они в городе. Ладжер и Таро реагировали спокойно, запах человека им был знаком, так как они часто патрулировали границы, но спокойнее от этого не становилось никому, особенно Таро, который, хоть ему и повредили только одно ухо, едва слышал что-то и вторым. После всего произошедшего, что бы не говорил Алар и не делал Роамер, Таро и Ладжер сидели молча на своих жопах, стройно в ряд и ждали своего командира Сарена. Они ни разу даже морды не повернули друг на друга. И они дождались. Строго, по указанной Сареном ещё на опушке, последовательности их строя, они вошли в дом. Тут трудно было ходить тихо, каждый шаг оставлял следы грязи... а потом и крови - Ладжер наступил в лужу прежде, чем понял, что это было. Тяжело сглотнув он посмотрел на лужу крови под лапами и только сейчас заметил этот запах свежего убийства. Он так переволновался и боялся смотреть хоть на кого-то, что не заметил ни свежей крови на клыках Сарена, ни этого острого запаха при входе. Тут было к чему принюхаться и без этого.
- Я готов, - Таро сумел сдержать слова, но полный шока взгляд двух широко распахнутых глаз уставился на Алара, а затем на Сарена. Ему казалось дикостью, так рисковать щенком, давать ему такое ответственное задание. И ещё большим шоком для него стал ответ щенка. Замкнутый порочный круг безжалостных убийств теперь, казалось, будет непрерывен... а чего он ожидал? Хавок затеял войну, иначе никак, но Таро был уверен, что это не правильно. Однако, его мнения никто не спрашивал и ему хорошенько напомнили что бывает, если он его всё таки высказывает. Поэтому он поджал губы и просто проследовал за остальными. Всё как обычно, они с Ладжером обошли спальное место людей по кругу, блокируя проход к той дырке в стене, высоко над полом, что была, к слову, приоткрыта и колыхала тряпки над ней - занавески. все ждали приказа Сарена, заняв свои позиции и окружив двуногих.

Люди мирно спали, не слышали, как убили их пса Зевса, однако, цокот когтей по полу был слишком надоедливым. Он редко бегал ночью по дому, спал почти всё время в силу своих лет. И мужчине показалось, что слишком уж много топота для одного пса. Мужчина лениво приоткрыл глаза.
- Наверняка опять лесные обитатели... еноты в мусорку залезли. Эх, Зевс слишком стар чтобы их гонять, надо бы завести после него новую собаку, - размышлял он, ворочаясь, высовываясь из под одеяла и включая настольную лапу. Ни он, ни "лесные звери" не ожидали, что станет так ярко. Первое, что мужчина увидел, это был Ладжер. Оба испуганно вытаращились друг на друга и в тот момент, когда растерянный Ладжер оскалился на человека, тот этой же настольной лампой ударил его в висок с размаху. Он успел истерично взвизгнуть и рухнул на пол. Таро ринулся под кровать... не со страху, но дабы тоже быстро не вылететь из боя. Пусть лампа разбилась и больше не могла быть оружием для человека, он не хотел рисковать. От всего этого проснулась и женщина, которая тут же начала истерично вопить!

http://se.uploads.ru/t/2NUjS.png

Надин и Ровер

- Ещё один... - недовольно подумал Ровер, ворчливо что-то бубня себе под нос и даже ушей в сторону вошедшего породистого пса не повернув. Он решил и не здороваться, тут, похоже, всем и без него было замечательно, от чего злоба только закипала. А как этот хаски рассказывал про гонку, а как реагировала эта молоденькая Фиона - он изобразил, чтобы видел только Оззи, блевотный рефлекс и попытался подремать. Участвовать в этом фан-клубе у него не было никакого желания, но и уходить он не собирался только по одной причине - под боком по прежнему грела Надин. Её запах дарил ему сладкие мечты об ответной любви. Вот и всё, что его тут удерживало.
- Ты куда? Ох, ну ладно, беги... если что будет ещё интересное, я тебе расскажу, подруга! - Надин попрощалась с Фионой и, поскольку хоть и была очарована и хаски и вошедшим, кого поприветствовала кивком головы, вынуждена была признать, что симпатизировала Роверу больше. Просто потому что знала его дольше и отношения между ними были интереснее. А этот Дьюк и уж тем более вошедший новичок казались недосягаемыми божествами красоты, грации и силы. Так что как только её подруга ушла, она поёрзала специально, дабы разбудить Ровера и вернуть его внимание к себе.

Но тут раздался грохот и женский визг в соседнем доме.


Надин подскочила на лапы сразу, как и Ровер, который сразу встрепенулся.
- Вы слышали это? - обеспокоенно сказала Надин, подбегая к двери.
- Люди в беде, мы должны помочь! - хоть она и не была домашней, а свободу ценила больше сытости и тепло дома, она любила людей, без них бы не выжила и была к ним привязана. Ко всем вот, просто так, инстинктивно, как к "своим". Она выскочила после этой фразы первая, за ней к двери ломанулся Ровер. Уж кто-кто, а он не позволит ни за что, чтобы с ней что-нибудь случилось! И с людьми, конечно, тоже.
- Да, поспешим! И вы все, разве не идёте? - он кинул ядовитый взгляд на хаски.
- Ваши сердца же не дрогнут, верно? - прыснул он и посмотрел на Оззборна. В нём он, почему-то, не сомневался. И тоже побежал вслед за Надин, пытаясь её догнать и в то же время осознавая, что у той явно борзые были где-то далеко в предках, ибо бежала быстро на своих длиннющих лапах...

Очерёдность отписи начиная с этого поста:
Сарен
Roamer
Алар
Райс
Ozzi
Дьюк
НПС

+13

20

Сарен привык выполнять приказы, он был солдатом от и до по своей сути. Да, у него была своя воля, сомнения, опасения, своё мнение, спорить с которым не многие отважатся, однако же, именно он и только он имел способность запихнуть это "своё" куда подальше и просто выполнять приказ. Он не задавал вопросов, он не думал о последствиях, он не пытался давать советов или остаться в стороне. И как ему велели поступить, так он и поступит, не сомневайтесь.
Хавок дал чёткий приказ.
Придти, оставить два трупа людей - мужчины и женщины, в конкретном отмеченным заранее доме, и вернуться в лес с окровавленной пастью к утру. С первыми лучами солнца они должны стоять у входа в пещеру, ни раньше, ни позже. Хавок уточнил, что все помехи должны быть ликвидированы. А псы, даже если не являются помехой, убиты, в назидание остальным безвольным рода собачьего.
Хавок дал чёткий приказ.
И Сарен выполнял его прилежно. Он всё проверил, всё осмотрел, это был точно тот дом, те самые люди. Никаких неожиданностей... что до пса. Старик заслужил, быть может, более благородную смерть, но Хавок велел убить домашних питомцев и Сарен убил. Не колеблясь, не проявляя жалости или робости, вспорол глотку старику и направился дальше, словно ничего и не случилось. А ничего и не случилось, всё по плану, он следует чётко приказаниям вожака.
Хавок дал чёткий приказ.
Сильно сутулясь, Сарен первым оказался в спальне. Не нужно было издавать ни звука, ни даже бросать многозначительного взгляда. Волки стаи Хавока были прекрасными охотниками и не менее прекрасными убийцами в принципе, от того точно знали, где чьё место, кто что делает и когда. Сам же Сарен стоял прямо посреди спальни людей, ровно напротив кровати и смотрел на храпящих двуногих с пустым, ничего не значащим холодом в глазах. В какой-то момент его подбородок чуть приподнялся, он был готов подать сигнал к атаке, однако, всё пошло не так... но не настолько, чтобы выбить самого Сарена из колеи. На охоте или любом другом задании никогда не шло всё чётко по задумке, но в том и исчисляется мудрость и опыт волка, что он умеет вертеться в таких ситуациях, готов ко всему.
И вот, когда Ладжер вдруг, с обрывистым скулежом рухнул на пол без сознания, а Таро удалось увернуться от следующего удара, Сарен уже совершил свой смертоносный прыжок. Его челюсти сомкнулись на руке мужчины, серый исполин повис на нём, оттягивая всем своим весом того к полу, дабы тот не успел ничего нового схватить и использовать против стаи. Рукав его пижамы быстро пропитался кровью, зубы скользили по шёлковой ткани и Сарен понимал, что долго не удержит его, не получалось как следует вцепиться! Решив не рисковать, он отпустил мужчину.
- Таро, в ноги! Алар, Рор, заткните самку, она зовёт своих! - рыкнул он раздражённо и снова сделал выпад в сторону человека. Тот уворачивался и бил локтём Сарена по носу, не давая вцепиться в себя вновь, но то и дело серому удавалось наносить рваные раны, что должно было ослабить человека.
Всё внимание Сарена было занято этим двуногим, он почти пал, не кричал, отбивался вяло, командная работа делала своё дело, однако, ухо исполина дёрнулось в сторону двери. Рыкнув и оставляя обессиленного мужчину на Таро и остальных, он ринулся сломя голову ко входу. Живым серым тараном он пронёсся по коридору от спальни до входной двери и как раз в ней появилась... собака. С длинными пушистыми бурыми ушками и испуганными растерянными голубыми глазами. Туша Сарена вбила бедняжку в стену с такой силой, что из той весь воздух вышел и она отключилась. Скаля пасть, он развернулся к двери. Вести переговоры с домашними пёсиками не было смысла, тем более что...
Хавок дал чёткий приказ.

+12

21

Настроение Роамера резко поменялось вот уже третий раз за день... или же уже четвёртый? По началу он был игрив, дерзок и резок, агрессия и желание сцепиться с кем-то по поводу и без переполняло его с самого утра. Даже сытая ленность после охоты не поубавила пыла, от чего он, собственно, и пристал так не вовремя к Таро с Ладжером. Потом всё это только усилилось после того, как он вызвался выполнить важное задание вожака и взлетело выше положенного после встречи с Аларом. Правда после он почти впал в депрессию и тоску, когда Таро чуть не задрал Сарен и они уже бежали к городу людей. Осторожность, страх, всё это заняли место той агрессии и нетерпеливости вплоть до того момента, как они уже вошли в дом. Однако, когда Рор оказался в спальне двуногих, стоя рядом с подросшим за зиму Аларом и пытался раскочегарить юного альфу как и себя, его глаза уже не были похожи на глаза испуганного сверх осторожного щенка. Они наливались кровью. Чёрные губы скривились в оскале, обнажая блестящие дёсны и жёлтые клыки. Может, он быстро переключился на нужный для дела настрой? Может, так на него повлиял запах крови убитого пса? Может, слова Сарена поставили его на место? А, быть может, он всегда был таким? В режим берсерка он входил по одному щелчку пальцев, за одну мили секунду. ХОП! И дурашка Роамер, что постоянно дурачиться и тупит больше всех, превращается в машину для убийства. Глаза горят, все мышцы напряжены, лопатки сведены вместе и из глотки доносится басистый жуткий рык, не предвещающий ничего, кроме корой смерти всего живого в радиусе действия этого жадного до чужой крови маньяка стаи Хавока.
Он был как взведённая пружина, готовая сорваться, но терпеливо ждал, чуть скребя когтями по деревянному полу, что вызывало неприятные мурашки, что поднимали шерсть на его загривке дыбом. Его янтарные глаза не мигая пялились на спальное место человека, хотя им следовало бы хоть иногда глядеть в сторону сына вожака, как было велено Сареном. Но Роамер уже настроился, он жаждал крови и терпение было не его сильной стороной. Никогда. Так что сигнала к атаке ждал не только Алар.
Однако всё случилось быстро и без сигнала. Находясь по другую сторону постели, он не увидел, как проснулся мужчина, но услышал скулёж Ладжера, а затем и его самого, из под кровати. Два янтарных глаза мелькнули в полумраке. Рор не собирался больше ждать и ухватился клыками за край постели. В первый раз не удачно, он схватил покрывало вместе с матрасом, самка человека потянула то обратно, словно жалкая ткань могла её спасти. С рычанием и быстро-быстро из стороны в сторону мотая скалящейся мордой, он попытался стянуть одеяло, которое мешало понять где люди. Его взгляд столкнулся со взглядом женщины и та завизжала изо всех сил.
- Таро, в ноги! Алар, Рор, заткните самку, она зовёт своих! - Роамер в то же мгновение выпустил из пасти одеяло и взглянул встревожено на Сарена. тот в одиночку почти что боролся с мужчиной! Хотелось кинуться ему на подмогу, однако, приказ есть приказ. Взгляд метнулся к Алару. Он кивнул щенку, мол, теперь всё зависит от нас и первым запрыгнул на кровать. Устоять на мягкой поверхности оказалось не просто, но был ли у него выбор? Адреналин так хлестал в кровь, что баланс он ловил слёту. Хлопая пастью и пытаясь тяпнуть женщину прямо за лицо, он вызывал только больше криков. Тем не менее, то, что он находился на постели, заставило женщину при первой же возможности покинуть её как раз таки и оказаться на полу. Где уже был Алар и должен был бы подхватить и "прикрыть" Рора. На что последний, впрочем, сильно не рассчитывал, в таком ЧП не каждый щенок сможет проявить себя, он может и растеряться. От того он и спрыгнул следом. Он оскалился и вылупился на девушку, что от страха, наконец, замолчала. Но Рор отвлёкся посмотреть, где Сарен... да, в последнее время мысли кровожадного раба стаи, были заняты вовсе не стаей и не его кумиром - Хавоком, а серым исполином. И именно потому, что он отвлёкся, мужчина  подлетел и нанёс удар, откуда не возьмись появившейся, бейсбольной битой (оговорено с АМС). Невольно сменив рык на протяжный скулёж, от удара по рёбрам, он отлетел к стене, прочертив полосы на деревянном полу, но не упал. зажмурился - из глаз брызнули слёзы, но, кажется, рёбра ему не сломали. Удар выбил весь воздух из лёгких, перед глазами сверкнули звёзды, которыми он так восхищался по дороге сюда, что ненадолго вывело его из строя. Но когда он смог судорожно вздохнуть и, тряхнув загривком, прогнать мутность перед глазами, в бой он вернулся остервенелым маньяком... Перед глазами всё застлала алая пелена, он с прыжка ринулся на мужчину, целясь тому в глотку и желая повиснуть мёртвым грузом...

+11

22

А потом они все напали. Получилось совсем не так, как было задумано, но по мнению Алара - весьма эффективно.
Ночную тишину дома подмяли под себя и уничтожили громкие звуки - рычание, грохот от упавшего стула, скрип половиц и пронзительный визг самки человека.
Запахло страхом.
От всего этого кровь закипала в жилах.
Сигналом к действиям послужил короткий и непривычно пронзительный скулеж Ладжера, грузно рухнувшего на пол без сознания. Чёрный волчонок дернулся, резко оглянувшись в сторону поверженного волка и понял, что атака уже началась.
Омерзительный двуногий, покалечивший его состайника, подобно медведю подскочил с кровати на задние лапы и попытался нанести удар по Сарену. Алар хотел было кинуться на помощь командиру, но тут серый исполин зарычал:
- Таро, в ноги! Алар, Рор, заткните самку, она зовёт своих! - хриплый приказ, еле слышимый из-за криков женщины, заставил чертёнка протрезветь и змеёй проскользнуть к Роамеру.
Взбешенный и кровожадно захлебывающийся рыком альфа вцепился в белую подстилку, перетягивая её на себя.
- Давай, Рор! - зачем-то прошипел он, пытаясь подбодрить бурого. Тому его помощь была не нужна - волк, заслышав слова Сарена, отпустил тонкую ткань и одним махом взлетел на возвышение, где пряталась самка. Чего нельзя было сказать про черного наследника, который во время второй попытки забраться следом грохнулся на пол, страдальчески скаля зубы.
- "Дух вас дери! Я не могу запрыгнуть туда!" - злобно рыча подумал он. - "Бесполезно!"
Может быть, в другое время это выглядело бы весьма комично - коротколапый щенок пытается забраться на ходящую ходуном кровать, в то время как хозяйка лежит на последней и потешается над его попытками...
Но Алар был волком, и в его глазах сейчас горела настоящая дикая ненависть.
Волчонок почувствовал свою беспомощность, и большая волна паники захватила его, тем самым заботливо активируя прирожденные инстинкты.
Он прижался к земле, уворачиваясь от летящего в его сторону предмета, и повинуясь чувству паники юркнул под кровать. Там он замер, чувствуя, как подстилка над ним прогибается к низу под тяжестью Роамера.
Чертёнок не ожидал, что люди окажутся такими сильными тварями. По крайней мере, самец смог уложить бету Ладжера на месте, а ещё и устоял под тяжестью Сарена...
Битва продолжалась, не давая Алару возможности выровнять дыхание и собраться с мыслями. Это нисколько не напоминало тренировочные бои, когда всё чётко и ясно с первого взгляда. Вот он - противник, вы дерётесь один на один, не стоит ожидать удара со спины. Прекрасно зная всевозможные боевые приёмы и выпады обдурить такого противника - как раз плюнуть.
Но это не тренировка.
В просвете между землёй и кроватью волчонок смог различить какое-то движение. Ступня, опустившаяся на пол, затем ещё одна. Вовремя оказавшийся рядом чертёнок высунул голову из укрытия и тяпнул двуногую за ногу. Потом ещё. И ещё. Панически завизжав от внезапной боли и охватившего её ужаса, самка пошатнулась и отпрыгнула от кровати. Алар обрадованно вскочил на лапы, полностью выбираясь наружу. Раздавшийся откуда-то сверху рык Рора подбодрил его, наливая лапы силой.
Женщина топала ногами, стараясь этим способом отпугнуть хищников, но сливающийся в ночи с тёмными досками наследник проскочил мимо неё, зайдя со спины.
- "Сумасшедшая человечина! Прекрати орать, иначе..."
В этот момент альфа, так напугавший самку, спрыгнул вниз и направился к ней, от чего та мигом забыла о существовании Алара и попятилась назад. Не успевший опомниться щенок тонко взвизгнул, когда двуногая споткнулась о него и полетела на землю. Крик на время прекратился, и волчонок глянул в сторону Рорамера. Тот вдруг куда-то пропал, и черный демоненок осознал, что должен сделать всё сам.
- "Оказавшийся на земле противник - побеждённый противник", - прозвучали в голове слова старца Акселя, сказанные им давно, но прочно засевшие в голове драчуна.
И вот настал момент, когда можно было проверить всё то, чему он научился у других, узнать, насколько же эти знания оказались полезными.
Алар метнулся к лежащей, запрыгивая на неё всеми лапами и прижимая обратно к полу. Самка на секунду оцепенела, глядя прямо в медно-желтые, пылающие азартом охоты глаза зверя. Она легко бы могла его скинуть, ведь сын Хавока по людским меркам весил всего ничего, но пока попыток сделать этого не было.
Первым неловкое молчание нарушил молодой волк. Жертва была безоружна, её белая кожа без клочка шерсти мелко дрожала от страха. Молча, слегка приоткрыв окровавленные мелкие зубы, Алар одним рывком сомкнул челюсти на лице несчастной. Та, глухо взвыв, дёрнулась прочь, так что пасть волчонка захлопнулась чуть ниже подбородка, неглубоко, но прочно войдя клыками в податливую плоть.
Он захлебывался кровью. Чужой кровью, так как сам пока что был почти без царапинки, и это придавало уверенности в победе. Самка кое-как поднялась обратно на ноги, но чертёнок намертво вцепился ей в шею. Когда сжатые кулаки били его по голове и пытались сбросить вниз, из глотки вырывался лишь сдавленный визг и злобное рычание.
- "Умр-р-р-и!"...
В какой-то момент тяжелая рука с такой силой ударила его в бок, что зубы сами собой разжались, и он с глухим шлепком упал на землю. В голове тут же помутнело, а окрестный пейзаж, залитый темнотой, поплыл в стороны. Алар закашлялся, выплевывая темные алые струйки изо рта.
В момент замешательства откуда-то сверху прилетел удар ногой, сбивший его с лап и пригвоздивший к земле. В груди резануло глухой болью, и это отрезвляющее чувство позволило волчонку разлепить закрывшиеся глаза. Слева от него мелькнула смертоносная тень, и пытаясь увернуться от очередного удара, он отпрянул назад.
- "Я почти одолел тебя," - зло, пылающее в его глазах, было направленно только на существо, находившееся впереди. Больше Алар не видел ничего вокруг, и ночная темнота поддерживала его в этом. - "Так докажи теперь мне, сыну Хавока, что ты достойна жизни!"
Краем сознания он пытался уловить, чем сейчас занята остальная стая - придут ли они ему на помощь, или он должен сам?..
Жертва дрожала от страха, не зная, что же ей делать.
Почти как тот мотылёк на полянке...

Отредактировано Алар (2016-08-14 20:05:18)

+12

23

Оззи краем уха только слушал, что рассказывал Дьюк, хоть и сам спросил. О чём болтали остальные и как себя вели дальше. Как истинный манипулятор, он всех повернул в нужное ему русло, все были заняты и, кажется, довольны таким раскладом. Быть может все, кроме Ровера, разве что. Но этот пёс сегодня был бы счастлив, только останься он с Надин наедине, и то тут шансы у него были ровно пятьдесят на пятьдесят, в зависимости от её настроения...
- А может и вовсе тридцать на семьдесят.. - с едкой улыбочкой добавил он уже у себя в уме и, открыв только один глаз, глянул на Ровера, что старательно имитировал рвотные позывы от рассказа Дьюка как раз в этот момент. Ну просто щенячий вздор, ей богу, кривляться за спиной у оппонента, да, такого Озз с приюта собачьего не припоминал, но всё равно улыбнулся отрешённо товарищу в ответ. Ему то пофигу, а Ровер в нём, походу, видит единственного тут союзника. Ему что Ровер, что Дьюк - одна скверная порода. Один породистый, другой нет, а гордыня у обоих такая, что на пол Аляски хватит, отсюда и все проблемы. Но, вроде Дьюк был поглощён своим сплотившимся фанатским клубом из милых дам, по большей части, не видя Ровера. А тот, в свою очередь, старался смотреть куда угодно, только не на хаски, но не забывал передразнивать ту же Фиону. Сам Оззборн достаточно знал и гонках упряжек, чтобы вестись на красивый рассказ. Нет, молодец, в этом спорте и правда самые сильные и выносливые побеждали, он оценил стать этого Дьюка. Но Оззи знавал пару волков и не мог согласиться со всей его историей в целом. Но и портить красивую сказку не собирался.
- Хэй, Фи, подрастёшь, заглядывай ко мне в бар, - на прощание дворняжке, отвесил Оззи, даже поднимая морду с лап и игриво подмигивая ей. Та так резко подорвалась к концу рассказа хаски, хотя явно была от того без ума. Явно что-то важное вспомнила... или может компания подобная её всё-таки смущала больше, чем она стремилась показать. Ну да и пёс с ней, несмотря на разношёрстную компашку, тут было тепло и уютно. Особенно для пса, для которого чужое мнение насчёт себя всего лишь пустой звук.
От расслабленного состояния он лениво вилял хвостом, как вдруг раздался женский визг. Такой пронзительный и громкий, совсем не весёлый, как бывало визжали пьяные барышни, которых кавалеры провожали поздно ночью до дома. Оззи тут же подскочил на лапы, хотя и не побежал к выходу сразу. Он привык быть готовым ко всему и занял стойкую оборонительную позицию и всё же он был не из бойцовой породы, хоть и боевой по нраву. Словом, такую стальную решительность как у Надин, он не разделял. Ровер тоже так себе доводом был, всё таки ради неё он был готов на всё, чего не сказать об Оззи. Он подставляться ни ради неё, ни ради него не собирался. Но и без дела сидеть тоже не мог. Всё же это не собачья грызня какая, а люди в беде!
- Ладно, ребята, они правы, люди в беде, навалимся кучей, может количеством возьмём? За мной! - командным почти что лаем, заявил Оззи, не желая направляться к опасности лишь втроём.
- Ох, и не нравится мне это всё! Выйдет нам же боком ещё вся эта авантюра... жопой чую! - размяшлял он на бегу, срезая по подворотням, но всё же уже направлялся на звук. Дважды обернулся через плечо, чтобы убедиться, что не один как дурак бежит на свою же беду в самую гущу событий. Однако, к своему же удивлению, он быстро обнаружил, что оказался у нужного дома и нужной двери раньше Ровера. И только и успел увидеть, как исчез за собачьей дверцей пушистый хвост Надин. Он резко затормозил, чуть проехавшись на заднице по быстро появляющимся из-за дождя лужам. Он не понимал, что происходит, но судя по грохоту, в жоме велась ожесточённая борьба. Не сразу, но он услышал рычание, а стоило принюхаться, в голове, вместе с молнией во всё небо, промелькнула страшная мысль:
- ВОЛКИ! - глаза расширились от ужаса.
Да, Оззборн знавал пару волков и был с ними в нейтральных, неплохих отношениях всё то время, что вообще с ними имел честь болтать. Но он прекрасно помнил, что они дикие, свирепые и, чего уж там, крупные ребята! Лезть с ними в драку - он не охотничий пёс, он не под это заточен. Но вот, он услышал скулёж Надин и рык Ровера, что уже ломанулся вперёд, хоть и отстал. Медлить было нельзя и он, опираясь на какие-то странные собачьи инстинкты защиты человека, рванул в ту же дверцу следом. Первое что он увидел потрясло его так, что он на мгновение замер, окаменев от ужаса. ТАКИХ огромных волков он ещё не видел. Где-то у стеночки валялась Надин в луже крови - своей или нет было не понять. Остальное всё пространство узкого коридора занимал этот серый исполин. Волки и так то были поздоровее большинства пород собак, а уж этот бил все рекорды. Оззи даже не сразу заметил Ровера, который вообще, по сравнению с ним, был и вовсе похож на щеночка. Новорождённого такого. И его жалкие попытки атаковать гиганта казались до жути нелепыми. Было не сравнить ту яростную жажду крови в глазах волка и страх, спрятанный за напыщенной жаждой защищать у Ровера. Его укусы были словно незаметны для волка, зато пасть здоровяка открывалась так жутко, что сам Оззборн сжался весь, прижав уши и попятился в угол коридора. Атаковать он был не готов.
Он резко повернул морду на Надин, но к ней было не подобраться, в пылу чужой битвы его просто затопчут! Против этого серого громадного волка он был бессилен, как и Ровер, но, выбрав момент, он проскочил за спины грызущимся в коридоре и побежал в спальню. Сцену он застал жуткую. Чёрный волчонок валялся на полу, один волк драл горло мужчине, но было ещё два. Не таких крупных, как тот, что бы в коридоре, так что Оззи, собрав всю свою храбрость в кулак, оскалился и угрожающе зарычал.
- Прочь, дикари, нас больше! - предупредил он, надеясь что не соврал, и Дьюк с Райсом сейчас магическим образом окажутся у него за спиной, подтверждая сей факт, что он так смело и дерзко выплюнул волкам.
- На клочки порррвём!

+10

24

Но тут раздался грохот и женский визг в соседнем доме.

Уши встали торчком на макушке, дёрнувшись резко и стремительно. Дьюк сразу же замолчал, выронив кость из пасти и прикрыв ту с клацаньем мощных клыков. Самодовольная улыбка тут же упала вместе с костью, полностью исчезнув с его морды. Он нахмурился, сильно, из-за мощных надбровных дуг хаски, это было сильно заметно. Теперь он не казался таким обаятельным, но пугающе опасным. Из глотки тут же чуть не вырвался сердитый короткий рык, который он обычно издавал, когда кто-то чужой заходил на территорию дома его хозяина. Все мышцы так же заметно напряглись, особенно грудные мышцы, из-за чего ошейник скрипнул жалобно, натягиваясь на мощной шее пса. Когти прошлись по досками под лапами.
Да, пускай Дьюк был в упряжке, он так же был и оставался преданным защитником своего человека и дома. И он мог не только быстро бегать, мудро управлять и тащить за собой тяжёлые сани, но и защитить от любой опасности человека. Так что, когда он услышал этот крик, он пусть и не подскочил, как Надин или Ровер сразу, но весь обратился в слух и внимание. Иногда люди ведь кричали из-за веселья или испуга, но случайного. Он не торопился делать выводы сразу, хотя этот крик ему сразу не понравился. Но ничего не изменилось, не слышалось смеха за этим вскриком, ругани пьяной, кажется, люди и правда были в беде.
- Ты... не смей даже намекать на такое! Я бегу следом! - фыркнул, оскалившись во все клыки, Дьюк, поднимаясь рывком на лапы и отшвыривая от себя кость куда-то прочь.
Дьюк бежал быстро, так что быстро догнал Оззи, с ним поравнявшись в два счёта, пусть тот и выбежал первее его. Всё таки не зря он лидер упряжки, вуаля и он уже рядом с Ровером. Бесстрашно, утопая чистыми лапами в грязных лужах, он бежал вперёд. Он не боялся опасностей, его долгом было защитить людей, даже ценой собственной жизни. Так уж его дрессировали и воспитывали с самых малых щенячьих лет. У самой двери в жилище людей, которым явно требовалась помощь, судя по шуму, пришлось всё же резко затормозить. Все разом они проскочить в собачью дверцу не могли. И пока он наблюдал, как Оззборн туда пролезает, он нашёл время обернуться, кажется, больше никто за ними из Котельной не последовал. А был ли кто-то ещё? он уже не помнил, да и не важно это было. Услышав скулёж и звуки ударов, он тут же встрепенулся и полез в проём.
Тот оказался узковат, а за дверью творилась такая неразбериха, что он даже не сразу сумел туда пробраться. Не с первой попытки, застряв широкими плечами. Но на глаза сразу попались... волки! Он слышал их, он не врал, когда вёл тот рассказ минутами ранее, но так близко их видеть ему ещё не приходилось. Стоило признать, они были просто огромными. Даже по сравнению с ним самим, особенно этот серый. Он занимал почти весь коридор, с лёгкостью раскидывая всех псов от себя. И пусть в собачьей грызне Дьюк был участников, хотя и считал такое поведение недостойным своего высокого происхождения, драться с дикими животными не приходилось и он не думал, что когда-нибудь и в правду придётся. Он же городской пёс, он в лесу то ни разу не был! Так что даже оказавшись в самом пылу и центре кровавой битвы, он впал на мгновение в ступор, растерянно метая взгляд голубых глаз по сторонам.
Но инстинкты сами подсказали что делать. Он начал действовать прежде, чем подумал. Сам не понял как и когда, но очнулся он уже, когда стоял между Надин и тем серым исполином. На морде предупреждающий оскал. Он ещё не знал, что случилось с людьми, честно говоря, из-за всего что происходило, он о них даже забыл как-то. Но зато он прекрасно видел что случилось с Надин и Ровером. Пускай он их почти не знал, да и не особо ему было до них дело, да вот только не настолько, чтобы дать им вот так погибнуть от клыков жутких дикарей!
- Отошёл! Быстро! - лающе выругался он, грозно и с вызовом глядя в глаза серого волка. В повисшей на мгновение тишине и заминке, он поспешил добавить ещё громче.
- Оззи, мы здесь... сейчас ещё прибегут! - крикнул он. Хотя не был уверен, что прибудет кто-то ещё, но посчитал нужным так сблефовать. О, он не был трусом, но и дураком тоже не являлся. Пара псов против...сколько там волков? Не нужно было быть семи пядей во лбу чтобы понять, что расклад не в их пользу.
Дьюк, всё ещё скалясь и пеня слюну у блестящих в полумраке дёсен, сделал шаг вперёд. Он сразу не понял, во что наступил, но раздался влажный шлепок. Отведя уши удивлённо и почти с ужасом назад, он медленно опустил глаза вниз. Дыхание в груди застряло и сердце пропустило один удар, после чего забилось в пять раз быстрее.
- Кровь... это кровь... - он с ужасом осознал это быстро. Этот запах забивался в ноздри о седал неприятно в лёгких. Чья? Откуда? Кто-то уже умер? пёс? Человек? Столько вопросов, но нет времени их задавать. он оскалился и ринулся с разинутой пастью на волка, намереваясь вцепиться тому в шею, но достать до той было нереально... как и, наверное, прокусить. так что уже в прыжке он резко сменил, неожиданно для противника и даже самого себя, направление этой атаки. И зубы сомкнулись на передней лапе волка...

+7


Вы здесь » Into the Wild. The Dark Reign » Город Ном » Котельная